Тамерлан. Копьё Судьбы. Первые главы.

Иван пожал плечами и вышел на проезжую часть, громко декламируя любимого Пушкина – очевидно, считал, что таким образом быстрее привлечёт внимание водителей. Или, может, просто был невообразимо рад, что вернулся в свой мир, такой  родной и прекрасный. Не мог он сдерживать нахлынувшие эмоции. Он просто был на это не способен. Его чувства были открыты для всех. Для всех без исключения.

…Ах, братцы! как я был доволен,
Когда церквей и колоколен,
Садов, чертогов полукруг
Открылся предо мною вдруг!
Как часто в горестной разлуке,
В моей блуждающей судьбе,
Москва, я думал о тебе!
Москва… как много в этом звуке
Для сердца русского слилось!
Как много в нем отозвалось!

Иван с упоением декламировал строки из «Евгения Онегина», а мимо по широкому Кутузовскому проспекту проносились машины, оставляя густой выхлоп синеватой гари. Рёв моторов заглушал голос, однако Оболенский, не сдаваясь, читал громко и выразительно, так, что проходящие мимо люди тревожно косились на странно ведущего себя вроде бы трезвого гражданина.

Сашу всегда удивляла эта Ванькина способность заполнять собой всё пространство, становиться центром мироздания и одновременно быть очень естественным в самых экстравагантных обстоятельствах. Его неординарные выходки порой пугали, нестандартность мышления поражала. Но, несмотря на несхожесть характеров и постоянное соперничество, Ветров дорожил этой дружбой, проверенной годами.

Неожиданно большой серебристый «мерседес» окатил Оболенского грязной водою из лужи.

– Вот гад! – в первую секунду Иван даже бросился догонять наглеца, но тут же понял всю бессмысленность этой затеи. Махнув рукой, он стал стряхивать грязные капли с куртки и джинсов. Настроение было безнадёжно испорчено.

Аня заботливо протянула платок:

– На, руки вытри. Ничего страшного. В конце-то концов, на тебе же костюм не от Армани.

– В таких костюмах, наверно, машины не ловят, – угрюмо проговорил Иван.

– Отчего же, – не согласилась Аня, – машины ловят в любых костюмах. Другой вопрос, что обладатель дорогого костюма может сразу выкинуть испачканный и взять новый.

– Вот именно, – буркнул Иван, – а у меня стоимость костюма сопоставима со стоимостью его химчистки. А вообще, учитывая доход моей семьи, на мне и есть костюм от Армани. – И он хохотнул.

– Да уж, – философски заметил Ветров, – Москва – город контрастов.

– Ничего, – сказал вдруг Оболенский. – Я запомнил номер машины этого придурка.

– Ну и что ты собираешься с этим номером делать? – поинтересовалась Аня. – Подашь в суд? Потребуешь компенсации материального и морального ущерба?

Иван как-то странно на неё посмотрел.

– Зачем в суд? Я сделаю с его машиной то же, что он сделал с моим костюмом.

– Обольёшь помоями, что ли? – улыбнулся Ветров.

– Ох, – тяжко вздохнул Иван, – смотрю я на вас и удивляюсь. К любому процессу, даже самому неприятному, надо подходить творчески, с огоньком.

– С огоньком? – напряглась Аня. – Ты обольёшь его бензином и подожжёшь?

– Фи, – поморщился Иван, – открытое пламя – это пошло. Куда изящнее какой-нибудь мощный окислитель типа азотной кислоты. Машина сгорает целиком, без шума и пыли.

– Неправда, – возразил Саша, – вся резина и весь пластик останутся. Поэтому гораздо радикальнее – кусок пластида под днище и взрыватель с часовым механизмом, чтобы с дистанционным управлением не путаться…

– Боевиков, что ли, насмотрелись? Жуть какая, – фыркнула девушка и отвернулась.

Оболенский усмехнулся:

– Да ты не пугайся, Анют, это мы шутим.

– Тогда объясни всерьёз, что задумал. А то, я смотрю, глаза у тебя бегают. Это неспроста.

– Ну-у, есть один способ, – протянул Иван, – можно сказать, дедовский. Берёшь щепотку пшена…

– А дальше работают птички, и ты якобы ни в чём не виноват, – продолжил Саша, вмиг догадавшись. – Чушь это, а не способ. Во-первых, до появления птичек пшено может ветром сдуть. Во-вторых, птичек сегодня всё меньше, они стали хилые и больные, а лакокрасочные покрытия всё качественнее, всё крепче, они уже камешки на скорости выдерживают. И, наконец, если тебя застукают, то сядешь за хулиганство точно так же, как если бы баллоны прокалывал или стёкла бил, что, кстати, быстрее и проще.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22