Тамерлан. Копьё Судьбы. Первые главы.

– Слушай, Саш! – Аня нервничала. – Если Оболенский через десять минут не придёт, поедем на такси без него. На метро не успеем. Каюмов назначил на десять часов, неприлично опаздывать.

– Сейчас позвоню ему на мобильный.

– Да я уже звонила. Абонент недоступен. И дома никто трубку не берёт. Саш, у тебя есть что-нибудь попить? – вдруг спросила она.

– Нет, – растерялся Ветров. – Но я сейчас сбегаю. Что лучше: колу, спрайт?

– Да ладно, не надо. Я просто думала, что у тебя с собой…

Аня ещё не договорила, а он уже нёсся к ближайшей палатке. Там, как назло, была очередь. Неприятная толстая тётка лет сорока выясняла отношения с продавщицей и собрала уже немаленькую очередь.  Люди с любопытством ожидали разрешения конфликта. Саша торопился и поэтому решил вмешаться. Но постарался выразиться как можно мягче:

– А нельзя ли побыстрее, барышня? Вы же всех задерживаете, право!

Но именно Сашина стилизация под старину и задела толстуху:

– Как ты меня назвал, сопляк? Какая я тебе барышня?! И это я тебя, что ли, задерживаю? Не видишь, у меня серьёзный разговор. Вали отсюда… Ишь, замечания мне вздумал делать. Сопляк!

Тётка разошлась не на шутку, народ веселился. Пришлось бежать к другому ларьку.

«А так хорошо день начинался!» – думал Саша, нетерпеливо расплачиваясь за спрайт и оглядываясь на Аню. Та задумчиво посматривала то в сторону метро, то на часы.

– Вот, – сказал он, протягивая открытую на ходу бутылку.

Аня улыбнулась и поблагодарила друга.

«Какой он всё-таки заботливый и… милый», – промелькнуло у неё в голове.

Саша смотрел на неё не отрываясь, смотрел так, будто видел впервые. Вот сейчас он ей скажет. Главное – решиться.

Резкий порыв ветра взметнул девичьи волосы. Саша машинально протянул руку к Аниному лицу, наполовину спрятанному в воротник куртки, и откинул спутанные локоны, чтобы видеть глаза. В них читалось удивление, любопытство, ожидание и – может, это только показалось? – нежность.

– Тебе, наверно, холодно, – вдруг смутившись, спохватился он, быстро снял с себя шарф и заботливо обмотал им тонкую шею девушки. – Анюта, я давно хотел тебе сказать… – начал Саша и запнулся.

– Да? – теперь она смотрела вопросительно, и на какое-то мгновение в глазах её отразилось именно то, о чём он так долго мечтал. Или ему опять показалось?

– Я давно хотел тебе сказать… – эта стандартная фраза, сказанная-пересказанная миллионы раз робкими юношами всех времён, ввела Сашу в ступор. Ну почему он не может говорить неизбито и красиво, как  Ванька? Тот бы уж наверняка начал со стихов. Саша набрался духу и произнёс:

– Я больше не могу молчать, Аня. Я хочу сказать, что…

Его слова оборвал громкий голос:

– Здорово, ребята!

И тяжёлая рука опустилась на плечо Ветрова.

Щемящая грусть навалилась сразу – всё остановилось, замерло. Будто прозрачная, но абсолютно непроницаемая завеса упала между ними. Хрупкое, едва уловимое чувство единения исчезло, растворилось…

Саша с нескрываемым раздражением посмотрел на друга. Ему хотелось придушить его. Еле сдерживая себя, он сквозь зубы процедил:

– Привет.

– Ванька! Оболтус! Ты чего опаздываешь! Мы же договорились в девять, а сейчас сколько? – Аня кипятилась, но беззлобно, с улыбкой и подзатыльник Оболенскому отвесила условный – так обозначают удар в бесконтактном поединке.

Саша ещё больше помрачнел, но, к счастью, на него сейчас не смотрели.

– Я проспал, – с обезоруживающей прямотой признался Иван. – Сами понимаете, первая спокойная ночь за последнюю неделю.

Прозвучало убедительно. Давно ли он, как настоящий герой, сидел в китайской тюрьме, ожидая наказания в сто ударов бамбуковыми палками? Совсем недавно – предыдущей ночью.

– А мы как будто спали! – завелась Аня. – Тоже ведь не сомкнули глаз, следили за домом этого китайца, потом на нас напали, Сашку по голове били, он травму получил.

Она торжественно посмотрела на Ветрова, довольная приведённым примером, и добавила:

– И всё чтобы тебя выручить. А ты в это время просто сидел, отдыхал…

– Ага. На гнилой соломе, где ползали отвратительные насекомые, – быстро вставил Иван.

– Молчи уж! – строго сказала Аня. – Всем было тяжело, но ты один опоздал.

Саша улыбнулся. Женская логика всегда поражала его: сколько очарования добавляет девушкам это их непредсказуемое поведение!

– Ладно. Ловим такси, – скомандовал он на правах старшего.

Пора было переключаться на реальные будничные проблемы, и здесь его авторитет кое-что значил. Ветров ещё раз с сожалением подумал, что опять упустил момент и не сказал Ане то, что должен был сказать уже давно. Однако отчаяние быстро сменилось надеждой. В глубинах его памяти вдруг всплыла фраза, однажды где-то вычитанная: «Смерть стоит того, чтобы жить, а любовь – того, чтобы ждать».

– Скинемся на такси, – предложила Аня.

– У меня хватит, – возразил Саша.

– Нет. Плачу я, – с пафосом объявил Оболенский. – Ах, накажите меня за опоздание!

– Перестань дурачиться, – оборвал его Саша.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22