Тамерлан. Копьё Судьбы. Первые главы.

Глава 1

ОГНЁМ И МЕЧОМ

1386 год, осень. Грузия

Солнце большим красным пятном опускалось за горизонт, таинственно освещая снежные вершины Кавказского хребта. Горные склоны, одетые густыми лесами, постепенно приобретали сиреневый оттенок и казались воздушными замками, плывущими между облаков.

Сидя на коне, Тимур молча смотрел на небосклон. Его завораживали величественные горы Грузии – эти незыблемые стражи, охраняющие от холодных северных ветров природу чудесного края.

– И почему неверным достаются такие прекрасные земли? – с досадой произнёс Великий эмир и крепко сжал плётку, унизанную крупной бирюзой и увенчанную кроваво-красным рубином.

Его конь, словно в подтверждение слов хозяина, тряхнул головой и ударил копытом о землю.

– Теперь эта земля твоя, – тихо сказал имам Береке.

Тимур повернулся к нему. В его глазах сверкнул недобрый огонёк.

– Неверные упрямы и хитры. Ты думаешь, Баграт и впрямь отказался от своей веры и стал истинным мусульманином?

– Мы не можем знать его тайных мыслей, но Всевышний видит всё. Он указал дорогу заблудшей душе и приоткрыл для неверного дверь. Если тот захлопнет её, для него погаснет свет Аллаха. Всевышний покарает его вдвойне, – заключил имам.

– Прежде покараю Баграта я, ибо я – тот меч, которым Аллах наказывает неверных! – твёрдо произнёс эмир.

– Сейчас Баграт спас свою жизнь и получил мир для своего народа, но…

Имам не успел закончить мысль. Тимур резко оборвал его:

– Ты говоришь – мир? Где ты видишь мир? Отчаянные вылазки неверных наносят урон моей армии. Эти неуловимые отряды прячутся в горах, нападают мелкими группами, а потом рассеиваются, как туман. Я взял Тбилиси1 штурмом, стёр с лица земли Карс, сжёг и разорил их сёла. А они засели в горах и наносят нам удары, откуда мы не ждём. Сегодня погиб один из лучших моих сотников!

– Воинам мирзы Мираншаха удалось схватить двоих лазутчиков. Если допросить их как следует, они скажут, где затаился отряд.

– Я допрошу их сам.

Тимур тронул стременами коня и, развернувшись, поскакал к лагерю. Воины последовали за своим повелителем.

Грузинская война оказалась трудной, долгой и кровопролитной. Тимур изначально не собирался покорять Гурджистан. Предать бедную Грузию огню и мечу надоумил Великого эмира его советник, друг и духовный наставник сейид Береке, после того как в кровавой бойне в Азербайджане были убиты тысячи мусульман. После недолгих раздумий Тимур объявил христианской Грузии священную войну, дабы загладить грех убийства своих единоверцев. Но завоевать страну – не значит покорить её. И это Великий эмир понял довольно быстро. Грузины отличались стойкостью, безумной храбростью и непоколебимой верой в Иисуса Христа. Тимур был уверен, что их царь Баграт V лишь притворился сторонником ислама, чтобы избежать дальнейшего кровопролития, на деле же остался христианином. А подданные его, даже осознав, что война проиграна, не переставали бороться. Отдельные группы сопротивления наносили войску Тимура неожиданные удары, чем невероятно раздражали Великого эмира, считавшего покорность единственно возможным поведением завоёванных народов. Он привык побеждать.

Тимур ехал молча, погружённый в свои мысли, и оторвался от них, лишь когда услышал шум в лесу. Десять его всадников, выхватив сабли, тут же помчались на звук. Но навстречу им неожиданно выскочил кабан и в испуге бросился прочь.

Тимур расхохотался.

– Здесь повсюду растут дикие груши, – усмехнулся сейид Береке и поднял голову, рассматривая высокие раскидистые деревья с пожелтевшими листьями. – Кабаны их любят. Вон, всю землю вокруг изрыли. Скоро зима, плоды только наверху и остались. Снизу уже осыпались. А кабаны подкапывают корни — наверно, думают, что так деревья можно повалить.

– Дичи здесь много. Раздолье для охотников, – сказал эмир.

Действительно, охота в Грузии была настоящим удовольствием. В густых лесных чащобах бродили дикие кабаны и медведи. В горах водились барсы. На лугах паслись многочисленные стада джейранов, легконогих серн и ланей. Зайцы, лисы и другая мелкая дичь – в изобилии. А на заболоченных землях в бессчётном количестве обитали дикие птицы.

– И посему тут в еде всякие изощрения любят, – покачал головой Береке.

Тимур сразу вспомнил пир, устроенный в его честь Багратом. Повара тогда воистину постарались. Ощипанных куропаток закладывали внутрь дикого гуся, гуся – в кабана, а кабана – в тушу быка. Но это для своих. А для Великого эмира предназначалось более сложное блюдо: внутрь туши быка поместили телёнка, в телёнка – барашка, в барашка – индейку, в индейку – гуся, в гуся – утку, в утку – цыплёнка. А между слоями положили пряные травы: кинзу, базилик, эстрагон, лук-порей, сдобренные красным перцем, чесноком, шафраном, корицей и орехами. Творили это чудо несколько часов, на вертеле, над угольной кучей. Но не только этим постарался удивить Баграт великого завоевателя. Под конец пира (а кушаний было множество) подали соловьиные язычки, приготовленные по специальному рецепту. Накануне местные ловчие сетями отлавливали сладкозвучных птиц, чтобы попотчевать высокого гостя столь изысканным блюдом. Но Тимур угощение  не оценил и повелел избить палками того, кто дал указание выловить столько певчих птиц.

Тимур отвлёкся от своих мыслей, заметив огромного орла, медленно парившего над его головой. С невольным восхищением наблюдал он за могучей птицей. Царь неба, красивый, гордый, символ свободы и могущества, глядел на человека без любопытства и страха. Он будто облетал свои владения, высматривая добычу. Сделав несколько кругов, орёл опустился на скалу и замер, как грозное изваяние.

– Да, лишь для сильного создан этот мир, – заключил Великий эмир и, пришпорив коня, тронулся дальше.

Небо быстро темнело. Солнце почти скрылось за горизонтом, лишь редкие лучи, пробившись сквозь листву деревьев, бликами играли на металлических шлемах всадников.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22