Тамерлан. Копьё Судьбы. Первые главы.

– Это всё? – солидно уточнил Ветров.

– У меня к вам пока всё, – многозначительно и чётко, отделяя каждое слово, ответил Каюмов.

– Пока? – переспросил Саша.

– Именно так, – кивнул Каюмов.

Иван же зацепился за другое слово:

– А у кого не всё?

– У врачей. Вы должны пройти медицинское освидетельствование.

– Но мы себя отлично чувствуем! – сказала Аня. – Правда ни на что не жалуемся.

– Я вижу, – улыбнулся Каюмов. – Но с собой из прошлого вы могли занести в наш мир опасные вирусы – это во-первых. – Он щёлкнул мышкой, и на экране ноутбука появилось лицо молодой женщины. Каюмов сказал: – Наташа, зайдите ко мне. …А во-вторых, – продолжал он, обращаясь к ребятам, – вы совершили три «полёта» в режиме явной перегрузки. В таких случаях бывают непредсказуемые последствия. Уж вы мне поверьте. Но, если всё в порядке, вы тут же и полностью свободны.

– Полностью? – опять уточнил Ветров.

– Пока – да, – ещё раз повторил Каюмов.

В дверях появилась высокая эффектная блондинка с тёмно-карими глазами.

«Очень симпатичная», – сразу отметил Оболенский.

– Наталья Викторовна Клёнова, врач и психолог, – представил её Каюмов.

Уже в коридоре Оболенский, расслабившись, решил завязать беседу с врачом, так сказать, разрядить обстановку.

– Наталья Викторовна, – заговорил он трагическим тоном, – надеюсь, вы уколов делать не будете? А то мой друг вообще не переносит боли. Он сразу убежит, едва увидит шприц.

– Чего ты несёшь? – возмутился Ветров.

– Не волнуйтесь, – хмыкнула Наталья Викторовна. – Вы даже не почувствуете.

Иван хотел продолжить тему, но врач неожиданно остановилась и открыла дверь.

– Всё, пришли. Мой кабинет  здесь. Заходите по одному. Птицына – первая.

Через два часа друзья уже были на улице.

Иван радостно закричал:

– Ура! Мы свободны!

Он подхватил Аню и закружил её в воздухе.

– Ура! – так же весело кричала Аня.

Ребята были счастливы. Наконец-то! Больше не надо никого и ничего бояться. А главное, исчезла проклятая неопределённость. Есть такая знаменитая фраза, смысл которой зависит от знаков препинания: «Казнить нельзя помиловать». И вот теперь запятая, решающая их судьбу, была поставлена как надо.

– Сашка, а ты чего не радуешься? – подбежала к нему Аня. – Мы же свободны!

– Я радуюсь, – бесцветным голосом произнёс он и, словно диктор в теленовостях, продолжил: – Встреча высоких договаривающихся сторон прошла в целом успешно и конструктивно… Могло быть хуже, – добавил он по-простецки.

– Могло быть намного хуже! – Иван хлопнул друга по плечу. – Саш, как тебе Наталья? По-моему, очень симпатичная! Правда? А до чего созвучны ваши фамилии: Клёнова, Ветров… Ветер, шумящий в клёнах, – мечтательно проговорил он. – Как поэтично!

Саша угрюмо посмотрел на него, прикидывая, чему тут радоваться, и не нашёлся с ответом.

Вмешалась Аня:

– Во-первых, не Наталья, а Наталья Викторовна. Во-вторых, она замужем, я видела её обручальное колечко и фотографию симпатичного парня на столе. Так что, Ванюша, ты опоздал лет на десять. Ты хоть понял, насколько она старше?

– Так я же не о себе пекусь, о друге, – вздохнул Оболенский и недвусмысленно посмотрел на Аню. – А насчёт мужа и возраста Наташи, пардон, Натальи Викторовны – так разве это помеха?! Любовный треугольник – какая романтика! И, между прочим, у великих частенько жёны были старше: у Рихарда Вагнера, у Сергея Есенина, у Сальвадора Дали…

– Балабол, – махнула на него рукой Аня.

Спорить с Оболенским, у которого на всё готов ответ, было бессмысленно. И она просто сменила тему:

– Слушайте, а мы ведь легко отделались! Подписали какие-то бумажки – и всё!

– Пока всё, – поправил её Саша.

Аня встревожилась и сразу перестала улыбаться:

– Ты хочешь сказать?..

– Я ничего не хочу сказать, – вздохнул Ветров. – Но чует моё сердце, что с этой Секретной лабораторией мы уже никогда не расстанемся.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22