Тамерлан. Копьё Судьбы. Первые главы.

Глава 4

КАЗНИТЬ НЕЛЬЗЯ, ПОМИЛОВАТЬ

Наше время. Москва. Осень

 

– Да-а, – протянул Иван, когда машина скрылась за углом, – неприглядное местечко.

– Вон тот корпус, сразу за проходной, – показал Саша, – типичное заводоуправление.

– Если архитектура – застывшая музыка, – прищурился Оболенский, – то это здание – «собачий вальс».

– Философ! Мы и так опоздали минут на сорок, лучше подумай, куда теперь идти, – проворчала Аня. – Дверь-то закрыта.

– Тут, вроде, звонок есть, – нерешительно сказал Ветров, замерев перед обшарпанным входом. – Или лучше телефоном воспользоваться?

– Да жми, не бойся, – сказал известный авантюрист Оболенский.

– До чего ты донажимался, всем известно, – съязвила Аня.

Саша понял, что сейчас они снова начнут ругаться, и быстро надавил на кнопку. Тут же раздался голос из невидимого динамика:

– Фамилия!

Они дружно представились. Щёлкнул замок, тяжёлая дверь открылась сама. И сразу стало ясно, что вся эта бутафорская обшарпанность – для конспирации. Внутри проходной было пусто, гулко и, на первый взгляд, как-то почти по-больничному стерильно. А при ближайшем рассмотрении мощные блестящие заклёпки на толстых стальных листах наводили мысли уже не о клинике, а о бункере командного пункта стратегической авиации. Собственно, в унылый корпус типичного заводоуправления они так и не попали. Всё тот же голос подсказал им, к какому из лифтов подойти, а дальше кабина, разумеется, двинулась вниз, а не вверх. И только уже там, внизу, появился первый живой человек – молодой крепкий охранник с симпатичным открытым лицом.

– Ваши паспорта, пожалуйста, – попросил он.

Да, именно попросил, а не потребовал. Это было немного странно, но, впрочем, после вчерашней встречи на Крымском мосту с начальником Секретной лаборатории вполне предсказуемо. Они-то думали, что им конец, после всего, что случилось. Но… вежливый начальник просто предложил им встретиться и обсудить всё в спокойной обстановке.

Возвращая документы, охранник сказал:

– Подождите немного. Сейчас придёт сопровождающий. – Потом нажал на клавишу селектора и сообщил кому-то: – Николай Сергеевич, наши запоздалые гости. В двадцать первую.

Саша ещё раз удивился полному отсутствию военной лексики в словах дежурного. Даже обращались они друг к другу не по званию, а по имени-отчеству, поэтому «запоздалые гости» прозвучало не как выговор, а как милая семейная шутка.

И ещё здесь не за что было зацепиться глазу. Ни диванов, ни кресел, ни цветочных горшков, ни пепельниц – кругом один сплошной металл: полы, стены, двери – с заклёпками и без. И светильники, вмонтированные в металлический же потолок.

Вскоре одна из дверей отъехала в сторону, оказавшись дверью лифта, из которого вышел человек невысокого роста в чёрном костюме и светлой рубашке, улыбнулся приветливо и направился к ребятам. «Костюм костюмом, – подумал Саша, – но чёткая выправка при каждом шаге сразу выдаёт в нём военного». И почти в ту же секунду вспомнил, где видел этого человека: Каюмов же его представлял накануне. Это был начальник службы безопасности Секретной лаборатории – Круглов Николай Сергеевич.

– Ну, здравствуйте, ребята!

– Здравствуйте, – почти стройным хором ответили они.

– Пойдёмте со мной.

Когда двери лифта открылись вновь, стали видны всякие хитрые приборы на задней стенке кабины – там, где обычно располагалось зеркало.

Круглов нажал одну из кнопок (почему-то большим пальцем) и на полсекунды задержал руку. Кнопка засветилась, однако лифт никуда не поехал.

«Детектор сканирует отпечаток пальца, – догадался Саша. – А может, попутно ещё что-нибудь сличает. Радужку глаза, например. Наверняка тут полно камер».

Вверху что-то тихо щёлкнуло, и раздался приятный женский голос:

– Добрый день, Николай Сергеевич.

– Здравствуйте, – ответил Круглов.

– Добрый день, Николай Сергеевич, – повторил голос, не меняя интонации.

– Система глючит, – пожаловался Круглов, – или какой-то шутник настроил на ответ в режиме пароля.

Но «электронная девушка» уже задавала следующий вопрос:

– Назовите уровень.

– Первый, – сказал Круглов.

– Доступ разрешён.

И кабина рухнула вниз. То есть она, конечно, довольно плавно тронулась, но скорость была весьма ощутимой – словно самолёт проваливается в воздушную яму. Аня невольно вскрикнула:

– Ой!

– Привыкайте, Анюта! Может, скоро в космос полетите, – странно пошутил Круглов.

Двери распахнулись, и они опять оказались в точно таком же длинном безлюдном коридоре с ровным освещением и сплошным рядом одинаковых стальных дверей. Только номера на дверях были разные.

– Однажды, – тихо сказала Аня, – я была с папой в банке, в главном хранилище депозитария. Ощущение такое, будто тебя саму положили в сейф и закрыли снаружи на все замки. Здесь то же самое. Жуть какая-то!

Круглов оглянулся и с улыбкой заметил:

– А так и получается – бесконтрольный вход-выход невозможен.

– А если штурмом? – предположил Иван.

– Попробуйте, – всё так же добродушно улыбнулся начальник службы безопасности.

– Эх, лучше б я в китайской тюрьме остался, – мрачно пошутил Иван. – Там хоть на улицу выводили.

– А знаете, – остановился вдруг Николай Сергеевич, – это пожелание мы учтём. Думаю, что тюрем, самых разных, в вашей жизни будет ещё немало.

Растерявшийся от столь неожиданной реплики Иван не успел ответить. Они как-то внезапно оказались перед той самой дверью – с номером «21». Ни звонить, ни докладывать было уже не надо: дверь открылась автоматически, ведь их ждали.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22