Тамерлан. Копьё Судьбы. Первые главы.

Глава 3

Москва… Как много в этом звуке…

Наше время. Москва. Осень

 

Александр Ветров неторопливо шёл по Кутузовскому проспекту. Всё вокруг удивительным образом нравилось ему: и бесконечный поток людей, и проносящиеся мимо автомобили, и сверкающие чистотой стёкла витрин, и даже эта мелькающая, пёстрая, такая всегда надоедливая реклама.

Привычные картины окружающей действительности предстали вдруг в совершенно новом свете. Это был его мир: родной, желанный и в целом совершенно правильный, несмотря на обычные претензии к нему. Мир двадцать первого века вновь переместился из пространства мечты в очевидную, яркую, осязаемую реальность. Саше захотелось петь и кричать от восторга. На душе стало удивительно хорошо, так хорошо, как никогда не бывало раньше.

Он внезапно понял: живя в этом мире постоянно, мы не ощущаем так остро связи с ним. Может, действительно стоит иногда уходить – для того, чтобы возвращаться. Теперь всё осталось позади – сомнения и тревоги, недоверие и постоянная готовность к бегству. Не от кого больше убегать. Круг замкнулся. «Фаэтон» в руках тех, кто его изобрёл, исчезнувшие документы нашлись. А самое главное, исчез страх за свою жизнь – чувство безотчётное, сильное, которое всякий раз приходилось подавлять, запирать в душе, не давать ему просочиться наружу, чувство, на которое, как бусы на нитку, нанизывались все прочие эмоции и мысли.

Подумать только! Всего какую-то неделю назад они ничего подобного не знали, даже предположить не могли, что их ждут такие чудеса и приключения! Всё началось слишком внезапно. За считанные дни им пришлось побывать в трёх странах, да ещё и в совершено разных эпохах! И всё благодаря прибору «Фаэтон», случайно найденному в развалинах дома. Устройство оказалось машиной времени, способной переносить человека в его прошлую жизнь. Как было не воспользоваться таким шансом? Конечно, рано или поздно хозяева прибора не могли не объявиться, но об этом тогда никто не думал. Иван, этот баламут и авантюрист, любопытства ради нажал кнопку, включающую «Фаэтон». Он не знал, что вместе с ним в прошлое отправятся и его друзья, находившиеся рядом. С этого всё и началось. Переместившись в средневековую Францию **, Иван Оболенский, Александр Ветров и Аня Птицына ещё не осознавали, во что ввязались. Но во втором путешествии – в Древний Египет ** – серьёзность их положения стала очевидной: игры кончились, хозяева чудо-прибора начали настоящую охоту за ними. В третий раз отправляться в прошлое хронопилоты уже не хотели, но остановить события было  невозможно, и они оказались в Китае **, в XIX веке…

Саша понимал, что пока им удалось как-то выкрутиться и даже не изменить историю, однако главный экзамен явно был впереди. Именно сегодня их ждала встреча с начальником Секретной лаборатории Романом Рафаэлевичем Каюмовым. В этой лаборатории и был создан прибор перемещения во времени «Фаэтон». Ветров догадывался, что разговор предстоит нелёгкий. Ведь они влезли не в своё дело и увидели много такого, чего, наверно, не должны были видеть. Вспомнилась дурацкая фраза из какого-то старинного боевика: «Он слишком много знал». Конечно, сегодня другие времена, но кому же не известно, что у спецслужб всегда и всюду одни законы.

Как разрешится эта проблема, можно было лишь гадать. Вчера спецслужбы наконец поймали «нелегальных путешественников во времени», изъяли у них «Фаэтон» и… отпустили. Но, может быть, лишь на время? Ведь так не бывает, чтобы просто оставили в покое. Саша ломал голову: он чувствовал, что за этим добрым жестом кроется что-то важное. Однако друзья надеялись на лучшее. Да и сам Каюмов показался им вполне доброжелательным человеком. Или это была лишь иллюзия? Сейчас не хотелось об этом думать. Главное, что всё закончилось. Наверное, закончилось. Хотелось бы, чтобы закончилось.

Саша уже подходил к месту, где они с друзьями договорились встретиться.

Её он увидел издалека, и всё остальное моментально ушло на второй план. О, этот неповторимый, милый поворот головы! А этот лёгкий жест, каким она поправляет длинные русые волосы, с такой изящной небрежностью разметавшиеся по плечам! И наконец этот взгляд, немного напряжённый, сразу подчёркивающий недоступность и в то же время притягивающий, волнующий… Только о ней он и мог думать в такие моменты. Что-то таяло в его душе, а сердце принималось стучать быстрее и одновременно тише, словно боялось спугнуть кого-то. И ужасно хотелось закричать громко-громко о своих чувствах, однако слова, подсказанные сердцем, робко прячась, застревали где-то внутри и не находили выхода.

Он ни разу не говорил ей о своей любви, но Аня как будто и без слов догадывалась обо всём и, быть может, ждала… А он таил свои чувства в душе, считая, что она отвергнет его сразу, не оставив никакой надежды, и от этой мысли ему становилось невыносимо больно… И он влюблялся всё глубже и безнадёжней.

Увидев его, Аня помахала рукой, и Саша, просияв, прибавил шагу.

– Привет, – просто сказала девушка, когда Ветров подошёл к ней. – Что-то Ваньки нет.

Саша пожал плечами. Именно сейчас ему совсем не хотелось, чтобы Аня говорила о его друге. Минуту назад он вдруг решил, что скажет ей о своих чувствах. Мысленно он даже составил фразу, продумав, с чего начнёт. Он уже открыл рот, но Аня прервала его.

– Что-то Ваньки нет, – повторила она и без паузы продолжила: – Не понимаю – договорились на девять утра у «Парка Победы», а его всё нет. И что это за манера такая опаздывать? Как барышня, честное слово.

Саша отвернулся и попытался сосредоточиться. Как назло, мысли разбегались в разные стороны.

«И почему этот Ванька вечно стоит между нами? – с досадой подумал он и сам себя одёрнул: – Ну при чём здесь Оболенский? Он тоже влюблён в Аню и не скрывает этого. А я, дурак, из всего делаю тайну. И вообще, мы друзья, и если я стану отбивать у него девушку, то, наверно, буду выглядеть предателем… Чёрт возьми, ну почему я должен уступать ему Аню?!»

И он решительно повернулся к предмету своего обожания, вновь абсолютно готовый к признанию… Но неожиданно для самого себя сказал:

– Ань, просто не верится, что мы только вчера были в Китае…

– Лучше не напоминай мне об этом, – отмахнулась она.

Саша понял, что ляпнул что-то не то, и мысленно отругал себя последними словами.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22