Тамерлан. Копьё Судьбы. Первые главы.

Глава 2

ТАЙНЫЙ ГОНЕЦ

1386 год, осень. Грузия

 

Тимур был занят подготовкой войска к отдыху: он собирался перебраться в Карабах, на зимнюю стоянку. Нужно было дать передышку своей армии, а уж после зимы, если потребуется, двинуться на Персию. Сейчас он планировал оставить небольшую часть войска в Грузии. Их задачей было сломить тех, кто ещё оказывал сопротивление.

В родной Самарканд Тимур возвращаться не спешил. В последние годы он вообще редко бывал в столице своего царства, проводил жизнь в походах и новых завоеваниях. Посему первое, что он сделал – послал в Самарканд гонца с письмом, в котором говорилось, что Великий эмир ждёт всю свою семью в Карабахе и желает провести время вместе с ними.

Приготовления к снятию лагеря были завершены, но Тимур медлил. Он ждал тайных гонцов из Персии. Одного послал в Исфаган, другого – в Шираз, а третьего – в Керман.

И вот поздно вечером в шатёр Тимура вошёл в сопровождении охраны неприметный человек в скромной одежде. На нём был синий ватный халат с простым поясом без украшений, широкие шаровары, изрядно стоптанные сапоги из грубой кожи и остроконечная войлочная шапка.

О чём Тимур говорил с этим человеком – не знал никто. Но после разговора повелитель велел никого к себе не пускать. Ему было над чем подумать.

Младшая жена Чолпан ожидала повелителя. Ещё утром ей сообщили, что Великий эмир почтит её своим присутствием. Как она ждала вечера! Целый день готовилась к встрече: распорядилась подать к приходу мужа изысканные кушанья – те, которые он особенно любил, приняла ванну с благоухающей эссенцией розы, смочила волосы кунжутным маслом, затем молоком, чтобы были шелковистыми и блестящими, натёрлась ароматными маслами, надела самое лучшее платье из красной парчи, вытканное золотыми узорами, а понизу, по рукавам и по вороту обшитое жемчугами, достала из резного ларца яркие украшения…

Теперь она стояла во всей красе и придирчиво рассматривала себя в большое серебряное зеркало. Из-под расшитых шёлковых шаровар выглядывали алые с золотом туфли с загнутыми вверх носами. В густых чёрных волосах, заплетённых в десятки косичек, сияли, как звёзды, искусно вплетённые алмазные и рубиновые подвески. На маленькой круглой островерхой кожаной шапочке, усеянной жемчугами и алмазами, горел огромный изумруд. Лицо густо напудрено белилами, щёки подрумянены, брови подведены чёрной краской.

В комнате повсюду горели золотые светильники, в дорогих курильницах дымились благовония, приятно пахло сандалом и ванилью.

Откинув шёлковый полог, осторожно, будто боясь чего-то, в покои Чолпан вошла рабыня и, встав на колени, тихо произнесла:

– Пришёл человек от нашего повелителя и передал, что Великий эмир не почтит своим присутствием младшую госпожу.

Чолпан удивлённо воззрилась на рабыню. Она не верила своим ушам.

– Что?! Что ты сказала? – гневно воскликнула она, и её чёрные брови поползли вверх.

Рабыня испугано пролепетала:

– Повелитель не почтит присутствием милостивейшую госпожу…

Чолпан в ярости топнула маленькой ножкой и нервно заходила по комнате.

– Это всё гурджистанские белолицые девки!

В глазах её стояли слёзы. Она была сильно раздосадована тем, что Тимур не придёт к ней.

– Наглые пленницы заморочили голову повелителю. Как они смеют…

Она вытерла слёзы шёлковым платочком и ненадолго задумалась. Вновь обратив свой взор на рабыню, Чолпан прошептала:

– Поди… разузнай всё потихоньку у стражников. Я хочу знать, кто из них.

Рабыня, низко кланяясь, вышла из покоев госпожи.

 

Тимур сидел на шёлковых матрасах, укутав ноги парчовым одеялом, подбитым овчиной. Перед ним на маленьком столике лежала шахматная доска, расчерченная золотыми и серебряными квадратами. Эмир задумчиво двигал точёные фигурки из белой слоновой кости и чёрного агата. Он любил шахматы, был первоклассным игроком. Мало кому удавалось у него выиграть. Однажды он даже соорудил доску с числом клеток вчетверо большим, увеличил соответственно и количество фигур. Занятно было играть на столь большом поле.

Тимур напряжённо думал. Игра в шахматы за себя и за противника помогала ему анализировать сложившуюся ситуацию. Передвигая миниатюрных слонов и коней, группируя по флангам пешки, он мысленно представлял свою армию: конницу, пеших воинов, поделённых на десятки, сотни, тысячи и десятки тысяч. На шахматной доске Тимур разыгрывал настоящую битву: наступала передовая часть войска, чтобы расстроить ряды неприятеля, потом в ход шёл правый фланг, затем левый. За ними выступали арьергарды правого и левого крыльев, которые и решали судьбу сражения…

«Да-а, – размышлял эмир, – тайный гонец принёс весьма интересные сведения. Настала пора двинуть войска на юг… Но прежде – отправить посла в Персию».

…Уже покорились самаркандскому правителю Хорезм, Герат, Азербайджан, а теперь и Грузия. Пришла очередь Персии. И подчинить её было не так сложно, учитывая обстановку, о которой доложил эмиру тайный гонец.

Персия слишком долго жила в роскоши и уже давно разучилась вести войны. На троне сидели жалкие потомки когда-то великих воителей ислама – Сельджуков. Последний шах из династии Музаффаридов проводил жизнь в развлечениях и застольях: любил вина Шираза, страстных красоток и игру в триктрак. Когда-то давно он заключил союз с Тимуром и, умирая, написал Великому эмиру слёзное письмо, в котором рассуждал о смерти и просил его о попечительстве над сыном. Закончил он своё послание такими словами:

«Хотя нет необходимости беспокоиться за судьбу моего любимого сына Зейна аль-Абеддина – да подарит ему Аллах долгую жизнь под сенью твоей защиты, – я оставляю его на попечение Аллаха и твоего величества. Я не сомневаюсь, что ты останешься верен нашему договору. Счастливым ухожу я из жизни, сохранив дружбу с тобой».

Персидский шах умер, оставив в наследство сыну Зейну аль-Абеддину власть в Персии и город Шираз.  Брату он завещал город Керман, племяннику – Исфаган. Каждый стал править в своих владениях, и в результате, как это обычно бывает, раздробленность страны не привела ни к чему хорошему. Многочисленные родственники сразу начали оспаривать друг у друга право на владение городами Персии, а заодно посягали и на верховную власть в стране, по праву доставшуюся Зейну аль-Абеддину. Тимур наблюдал за всем этим и ждал, когда наконец к нему явится новый правитель Персии с дарами и официальным выражением покорности, ведь, умирая, шах поручил заботу о сыне ему, Тимуру, а значит, признал себя его подданным. Да, покойный шах был мудр и знал, на чьей стороне сила, он понимал, что с Тимуром надо дружить. Но Зейна аль-Абеддина, похоже, на данный момент больше волновали отношения с родственниками, нежели с Великим эмиром.

Молодой наследник не показывался, и это приводило Тимура в ярость. Занятый кавказской кампанией, он отправил тайных гонцов в Персию и теперь, когда наконец получил нужные сведения, ясно понял, что завоевать эту страну будет не так уж и трудно. Но сначала, по законам дипломатии, Тимур решил направить послов в Шираз и передать с ними, что его подданный, а именно таковым он считал сына музаффаридского шаха, должен явиться к Великому эмиру незамедлительно. Таким образом, Тимур предоставлял непокорному персидскому правителю последний шанс.

Шахматная партия была закончена. Великий эмир откинулся на подушки и задремал.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22