Иордания (о самом интересном). Акаба. Вода в пустыне 

Иордания – государство, образовавшееся в результате раздела древней Палестины. Я уже подробно писала об этих событиях. Напомню, что  в 1921 году три четверти территории Палестины Великобритания отдала под отдельный эмират Трансиордании, из которого впоследствии (в 1946 году) было образовано независимое королевство Трансиордания, позже уже переименованное в Иорданию.

 

Столица Иордании — Амман 

Около 90 % территории занимают пустыни и полупустыни. В отличие от своих арабских соседей Иордания не может похвастаться запасами нефти, поэтому и уровень жизни в стране невысок. Имеются некоторые нефте-газовые месторождения на востоке страны, но это капля в море «арабской нефти».

Природные ресурсы Иордании весьма ограничены. Особенно ощутима проблема с водой. Практически во всех населённых пунктах вода в краны поступает два-три раза в неделю. Так что жители вынуждены запасаться водой на несколько дней, заполняя ванны и вместительные баки. Для питья используется бутилированная вода, поступающая из соседних стран. Разумеется, все эти ограничения не касаются мест туристического отдыха. Туристы получают воду, так сказать, в полном объёме, согласно звёздности отеля.

1994 году Иордания и Израиль подписали мирный договор, согласно которому Израиль обязуется поставлять 50 миллионов кубических метров воды в год. Большая часть этого количества забирается из озера Кинерет.

Из полезных ископаемых в Иордании добывают фосфаты. Собственно, это основная статья доходов страны. Надо сказать, что здесь мало занимаются разработками ресурсов и геологической разведкой. Возможно, если как следует «покопаться» (один из способов – дистанционное зондирования земной поверхности из космоса) наверняка нашли бы и запасы нефти, и подземные озёра.

Во всяком случае, подобные прецеденты уже случались. К примеру, Ливия. 95 % её территории тоже пустыня. Воды в ней – «кот наплакал» и это было главной проблемой страны. Однако…

Здесь стоит сделать отступление и рассказать о весьма интересном проекте, о котором почти не говорят в прессе.

ВОДА В ПУСТЫНЕ

В 1953 году во время поисков новых запасов нефти в Ливии в пустыне Сахаре было обнаружено 4 гигантских подземных водных резервуара – около 35 тысяч кубических километров артезианской воды. Для сравнения: таким объёмом можно полностью затопить территорию такой страны, как Германия.

В 1960-х появились первые мысли по строительству ирригационной системы, непосредственные же работы по проекту начались в 1984-м. Муамар Каддафи решил сделать – ни много ни мало –  Великую рукотворную реку, которая орошала бы всю территорию Ливии и превратила страну в цветущий сад.

Был разработан проект сложной сети трубопроводов, которые бы доставляли воду из южной части Ливии, где находятся подводные озёра, в северную, засушливую часть. Для реализации этого грандиозного плана в Ливию из Южной Кореи прибыли специалисты по современным технологиям. В городе Эль-Бурайка запустили завод по производству железобетонных труб диаметром четыре метра. 28 августа 1984 года Муамар Каддафи лично присутствовал при начале строительства трубопровода.

Под этот грандиозный проект Ливия не взяла ни одного кредита (правда, Всемирный Банк и  МВФ и не поддержали его, поэтому вряд ли кредитовали бы Ливию). Стоимость проекта составляла 25 миллиардов долларов.

Великая рукотворная река была названа самым большим ирригационным проектом в мире. Сам Каддафи называл её восьмым чудом света.

Ливия. Строительство Великой рукотворной реки

 

Ирригационная сеть растянулась на четыре тысячи километров. Она включает систему насосных станций, резервуары-хранилища, центры контроля и управления. По трубам и акведукам рукотворной реки ежедневно протекает шесть с половиной миллионов кубометров воды, которая снабжает такие города как Триполи, Бенгази, Сирт, Гарьян и другие, а также сельскохозяйственные угодья посреди пустыни.

Подсчитали, что из стройматериалов, затраченных на проект, можно было бы возвести 16 пирамид Хеопса. Одного бетона, пошедшего на трубы, хватило бы, чтобы вымостить дорогу от Триполи до Бомбея.

Ливия. 18 августа 2007 год. Торжественная церемония в городе Гарьян. В этот день воды Великой рукотворной реки достигли этого города.

Проект остановился в начале 2011 года, когда Ливию охватила гражданская война. 22 июля 2011 года самолёты NATO разбомбили трубопроводный завод. А в октябре 2011 года практически стёрли с лица земли город Сирт, где укрывался Муаммар Каддафи. Через несколько дней убили и самого Каддафи. Проект «рукотворная река» перестал существовать. Ирригационная система со временем пришла в упадок. Зелёные поля, где выращивали урожаи, снова превратились в пустыню.

Ливия, город Сирт (родной город Муаммара Каддафи) после ожесточённых боёв. Сирт превратили в руины за то, что город укрывал диктатора.

На первый взгляд кажется, что проект «Рукотворной реки» самый удачный и нужный для стран, где вода ценится на вес золота. Это ли не сказка, превратить пустыню в оазис, а пески в плодородные сельскохозяйственные угодья. Пустыня превращается в оазис, процветает сельское хозяйство. Однако, как это обычно бывает, дьявол кроется в деталях.

Проблема состоит в том, что подземные воды – ресурс не возобновляемый.

Вода накопилась под землей 10 тысяч лет назад, когда на месте Сахары простирались плодородные саванны, орошаемые частыми дождями. Затем климат изменился, дождей стало меньше, температура воздуха – выше. Земля постепенно превратилась в пустыню. Накопленная за тысячелетия вода в подземных «карманах» чудом сохранилась. Изредка, где она подходит близко к поверхности, появляются оазисы, эти удивительные райские уголки в песках.

По расчётам ливийцев воды в подземных резервуарах хватит почти на пять тысяч лет. Другие эксперты утверждают, что только на пятьдесят.

А что потом?

С убыванием воды начнут исчезать оазисы в пустыне. А потом на месте опустевших подземных озёр может образоваться гигантская впадина размером в четверть Сахары. Безжизненная и сухая. Проблема с водой возникнет снова, даже острее, чем прежде. Возможно, к тому времени люди вплотную займутся опреснением морской воды. Сейчас это слишком дорогостоящее производство. Выходит, что подземные озёра – это не панацея, а лишь временное спасение. И так просится на язык избитая, но такая актуальная на сегодняшний день фраза: после нас хоть потоп.

Англоязычное название проекта, «the Great man-made river» (Великая рукотворная река), было иронически переиначено европейцами в «great mad man river» (река великого безумца).

Что же касается Иордании, то эта страна не может себе позволить столь дорогостоящие проекты (если даже и обнаружит у себя на территории подземные озёра), потому что не располагает нефтедолларами. Но, может, это даже и к лучшему. Природа Иордании столь красива, что нарушение этого баланса покажется невосполнимой потерей. Хотя, конечно, нам легко рассуждать о красоте вещей, ведь для нас вода – обыденность…

В Иордании очень бережно относятся к воде. В сельском хозяйстве, например, используют «карусельную» систему орошения.

С высоты птичьего полёта поля, на которых выращивают овощи, выглядят достаточно оригинально

 

Или такой пейзаж. Ирригационная система орошения в иорданской пустыне Вади Рам

 

Страницы: 1 2 3