Тамерлан. Копьё Судьбы. Первые главы.

– И что было дальше? – спросил один из воинов.

– Он уехал и больше не возвращался в Багдад. Вернувшись домой, он сразу пошёл к одному почтенному имаму, и тот растолковал случившееся так: «Великий мрак окутал души мусульман. Правоверные убивают единоверцев, и за это их ждёт страшная кара Всевышнего. И прав был пророк, говоря, что Исрафил уже поднёс рог к губам. Протрубит скоро ангел, и все мы предстанем перед судом Аллаха. И старый султан понял это, осознал злые деяния, но только после смерти, потому и слеза покатилась из его глаза. А в тебе увидел он заступника и истинного правоверного, который может замолить его грехи. Молись за него, и тебе воздастся. Другие же, ожесточённые сердцем, будут метаться в поисках мщения. И души их будут обречены на страдания».

Юсуф помолчал и, тяжело вздохнув, закончил:

– Потому и не могу я в Багдаде бывать. Всё чудится мне, что улицы его политы человеческой кровью, и стоны тех, чьи головы были выставлены в этом дворце, слышатся по ночам.

– Думаешь, неприкаянные души умерших до сих пор бродят по Багдаду? – спросил молодой и на лице его отразился страх. – Ведь столько лет прошло…

– Для нас, живущих, и для них время течёт по-разному.

– Почему это?

– А ты вспомни ночное путешествие пророка.

Купец наморщил лоб, но по всему было видно, что никак не припомнит он, где там про время было сказано.

Юсуф снисходительно улыбнулся.

– Спал Мухаммед возле священного камня Каабы, и к нему явился Джибрил, ведя за повод сверкающее крылатое животное, на котором собирался отправить пророка в путешествие. Мухаммед побывал в Иерусалиме, где на горе Мориа встретился с Ибрагимом (прим. — Авраам), Исой (Иисус) и Мусой (Моисей) и совершил молитву вместе с ними.

Молодой купец кивал: мол, знаю всю эту историю, чего пересказывать? А Юсуф как ни в чём не бывало продолжал:

– Чтобы отправить пророка дальше, на небо, к престолу Всевышнего, ангелы рассекли ему грудь и омыли сердце, и только после этого они с Джибрилом (прим. – в христианстве Архангел Гавриил) снова отправились в путь. На каждом из семи небес Мухаммеда встречали и приветствовали пророки древности, и наконец он предстал перед Аллахом, который определил количество молитв для обязательного чтения – пять.

Старик умолк.

– Ну? – не понял собеседник.

– Всё это путешествие показалось пророку долгим, но в реальности продлилось лишь мгновение. Взлетая, Мухаммед нечаянно толкнул кувшин с водой, а вернувшись, успел подхватить его. Из кувшина не пролилось ни капли… Теперь ты понимаешь, что время там и здесь течёт по-разному.

– И сколь долго, по-твоему, Юсуф, эти души будут бродить? – Молодой купец, которому всё меньше теперь хотелось ехать в Багдад, старался вернуть разговор к взволновавшей его теме.

– Срок не определён. Это знает только Аллах! Слава ему! Но и мы, живые, можем уменьшить срок их мучений. Кариму имам сказал, чтоб молился и за них. И сами багдадцы должны вести праведный образ жизни и непрестанно молиться, чтобы смыть с города пролитую кровь. Тогда души успокоятся. Некому будет мстить, потому что люди станут другими, поймут свои ошибки.

– Вот ты, Юсуф, говорил про Багдад, – вступил в разговор другой купец, в большой белой чалме и пёстром шёлковом халате. – Оно и понятно. Твой предок всё видел собственными глазами, да ещё и в красках рассказал. А мало ли таких городов, залитых кровью! Один Чингисхан сколько правоверных уничтожил.

Юсуф развёл руками и понимающе покачал головой.

– А вот довелось мне в Исфагане услышать другую историю, не менее жуткую, – заговорщицки начал торговец в белой чалме, и все взоры сразу устремились на него. – И дело касалось как раз того времени, когда жил твой Карим.

– И что за история? – спросил молодой купец с нетерпением.

Казалось, ему больше всех хотелось услышать её. Оно и понятно: ведь его путь лежал и через Исфаган. Столько раз ходил он караваном по тем городам, никогда не боялся, а теперь… Страх, он ведь прилипчив, как репей…  Иной раз и не знаешь, как с ним справиться.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22