Хива. Хорезм и его неразгаданные тайны

© Татьяна Семёнова «Хива. Хорезм и его неразгаданные тайны»

⬅ предыдущая страница

Сколько лет крепостной стене старой Хивы? По логике – сколько лет городу, столько должно быть и стене. Хива – древний город. Согласно археологическим раскопкам, она существовала ещё в V-VI веке. Но тогда, я полагаю, такой мощной укреплённой стены не было. Хива была всего лишь городком на длинной караванной дороге, большим караван-сараем, куда усталые купцы заходили ненадолго передохнуть прежде, чем войти в главный город Хорезма – Ургенч. Только не спутайте его с новым Ургенчем, что в 30 км от Хивы. Старый Ургенч (Куня-Ургенч), именно тот, который был древней столицей, находится сейчас на территории Туркмении, на границе с Узбекистаном, всего в 150 км от Хивы.

 

Городище Куня-Ургенч, Туркменистан ▼

 

 

За Ургенч боролись многие завоеватели. А Хиву, порой, просто, проходя мимо, стирали с лица земли. Так сделал Чингисхан в 1220 году. Впрочем, тогда Хива уже была не городком, а полноценным городом, правда, не таким крупным, как Ургенч.

После орд Чингисхана от старых крепостных стен Хивы ничего не осталось.

Руины крепостных стен превратились в кладбище. Возле разрушенных стен захоронили защитников крепости. Оставшихся в живых угнали в рабство. Город почти вымер. Но постепенно, как это обычно бывает, Хива начала снова заселяться. Когда возвели очередную новую стену неясно. Но согласно источникам («Книги побед» Шереф-ад-дина-Йезди), когда Тамерлан  шёл завоёвывать Ургенч и попутно взял Хиву (в 1372 году), то крепостная стена там уже была. И, конечно, была разрушена снова. Кладбище возле стены в очередной раз пополнилось новыми могилами.

 

Могилы на крепостной стене. Из архива старых фотографий. Фотограф неизвестен ▼

Сколько бы раз ни восстанавливали стены после разрушения, могилы не переносили, а сохраняли на прежних местах. И теперь они достаточно странно смотрятся на самой крепостной стене. Практически все они безымянные.

Могилы на крепостной стене ▼

 

 

 

Ту мощную крепостную стену, которую мы видим сейчас, начали строить в 1598 году, когда Хива получила статус столицы Хорезма. В тот год капризная река Амударья в очередной раз изменила своё направление, отойдя от первой столицы – Ургенча. Люди стали покидать Ургенч, он опустел и практически вымер. А Хива расцвела. И стала уже лакомым куском для завоевателей. Крепостные стены надо было перестраивать и укреплять, чем и занялись правители Хорезма, обосновавшись в Хиве. На протяжении следующих двухсот лет в Хорезме не было особенной стабильности. Частые смены правителей, династий не способствовали экономическому и политическому взлёту. Хива, конечно, застраивалась, но по сравнению с Бухарским ханством роскошью не блистала.

Большой урон городу и, соответственно крепостной стене, был нанесён в 1740 году, когда Хиву захватил иранский правитель Надир-шах. Хива тогда пришлось туго в отличие от Бухарского ханства. Бухарский хан не стал долго препираться и уступил Надир-шаху земли до Амударьи, а ещё выдал свою дочь за его племянника.

Хивинцы во главе со своим ханом Ильберзом сопротивлялись до последнего, но многочисленное иранское войско, до этого уже разорившее столицу Индии Дели, вырезавшее практически всё его население и прихватившее знаменитый павлиний трон* в придачу, было во сто крат сильнее. К тому же хивинцы прекрасно понимали, что даже если они сдадутся, то их город просто-напросто разрушат по одной простой причине: в молодости Надир-шах вместе с матерью был угнан в рабство хивинскими узбеками и пробыл в плену достаточно долго. А такое не прощается. Хиву от полного уничтожения спасло лишь то, что двоюродный брат бухарского хана попросил город себе.

Не могу не написать об этом чуде:

*Павлиний трон – золотой трон Великих Моголов (династия потомков Тамерлана), украшенный тысячами драгоценных камней был вывезен из Индии персидским правителем Надир-шахом в 1739 году, и с тех пор стал символом персидской монархии (так же, как шапка Мономаха — символ русской монархии). По описаниям европейцев, это был самый роскошный трон в мире. Подданные приближались к нему по серебряным ступеням. Ножки у трона были золотые и украшены самоцветами. За спинкой вздымались два павлиньих хвоста, сделанные из золота и самоцветов. Очевидец записал такие строки: «при виде такого сказочного богатства было отчего сойти с ума: сам Павлиний трон весил чуть менее двух тонн чистого золота. Одних только оправленных в золото рубинов, изумрудов и бриллиантов (и среди них знаменитый Кох-и-Нур) вывезли на 21 верблюде более пяти тонн, мелких алмазов до полутонны, а жемчуг и вовсе не стали считать». Трон был разграблен во время боёв персов с курдами. Далее иранские монархи делали только его копии.

Персидские правители много раз пытались воссоздать Павлиний трон, который они сделали символом царской власти. Один из вариантов ▼

Что и говорить, восточные правители любили роскошь.

Разграбленная иранцами Хива долго не могла оправиться. И только спустя двадцать три года с приходом узбекской династии кунгратов (1763 год) город стал преображаться. Правда, новой династии пришлось нелегко, туркменские племена постоянно совершали набеги на Хиву, и даже на некоторое время захватывали город (в 1767 году). Причём борьба эта продлилась аж до прихода Красной Армии, то угасая, то вспыхивая с новой силой. (Об этом я писала, когда рассказывала о Джунаид-хане). Межплеменные войны то затихали, то разгорались вплоть до захвата Хивинского ханства русской императорской армией.

Первым правителем из династии кунгратов Мухаммад Амином была затеяна большая перестройка города. Обветшалые здания сносились, на их месте выстраивались новые мечети, дворцы, медресе. Крепостную стену так же восстановили. Последующие правители продолжили перестраивать Хиву.

Собственно, именно поэтому в Ичан-Кале здания в основном датируются, начиная с XVIII века, хотя есть несколько древнейших архитектурных памятников.

 

Одна из старейших построек города – Мавзолей Саид Аллауддина, датируется XIV веком ▼

 

Саид Аллаудин жил в Хиве в конце XIII века. Известно, что был он очень уважаемым человеком и не только потому, что являлся родственником пророка Мухаммеда, но и потому что вёл праведный образ жизни, проповедовал ислам. На его проповеди собирался весь город, да и из других городов приходили послушать мудрого суфия. О широкой известности этого проповедника говорит тот факт, что после смерти (1303 год) его стали почитать как святого. Спустя пятьдесят лет над могилой Саида Аллауддина построили мавзолей, архитектором которого будто бы был сам  Амир Куляль, известный суфий и один из советников Тимура. Говорят, что с тех пор на могилу святого Аллауддина едут паломники со всего мира.

 

Могила святого Саида Аллауддина внутри мавзолея ▼

 

На вид мавзолей не отличается богатым убранством, даже аскетичен. Стены и купола сделаны из саманного кирпича, даже не облицованы плиткой. Возможно, прежде мавзолей и был украшен, но ни одна плитка не сохранилась. Если бы хоть что-то осталось, то реставраторы смогли бы воссоздать первоначальный вид.

 

ЧИТАТЬ ПРОДОЛЖЕНИЕ:

Часть 2. ХИВА. ИСТОРИЯ, ЗАСТЫВШАЯ В КАМНЕ

в начало

 

 

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22