Хива. Хорезм и его неразгаданные тайны

© Татьяна Семёнова «Хива. Хорезм и его неразгаданные тайны»

⬅ предыдущая страница

На протяжении своей долгой истории Хорезм то вливался в империи, то становился самостоятельным. Но как бы не сменялось политическое устройство Хорезма, после восьмого века он стал исламским навсегда, как и вся Средняя Азия. В одиннадцатом веке Хорезм был завоёван тюрками-сельджуками. Затем снова приобрёл свободу, восстановив древнюю традицию хорезмшахов. Но в тринадцатом веке снова пришёл завоеватель. И не просто завоеватель, а Великий завоеватель. Чингисхан. И пришли в Хорезм великий хаос и разрушения. Многие города были сожжены, сотни тысяч хорезмийцев уничтожены или взяты в рабство. С 1220 года Хорезм вошёл в состав Монгольской империи, стал частью улуса Джучи.

Но прошло не так много времени и Хорезм снова выделился в самостоятельное государство. Но опять-таки ненадолго. В XIV веке Хорезм стал частью империи Тимура. Однако потомкам Тимура не удалось сохранить империю. Тимуридов «подвинула» узбекская династия Шейбанидов, отвоевав практически всю территорию, в том числе и Хорезм. Сначала столицей Шейбанидов стал Самарканд (1500 год), затем – Бухара. Хорезм оказался на периферии шейбанидского царства и воспользовался этим. Всё случилось так же, как и случалось много раз. Из династии Шейбанидов выделилась самостоятельная ветвь, решившая создать своё собственное ханство.

Так, в 1512 году Хорезм, наконец, снова стал самостоятельным государством. Его столицей первоначально был Ургенч, а затем, когда Амударья изменила своё направление и отошла от города (об этой удивительной реке я напишу подробно немного позже), столицу перенесли в Хиву. Тогда же Хорезм и стал называться Хивинским ханством. Хотя, если уж быть до конца точными, то Хивинским ханством его называли историки, а жители считали, что они живут в Хорезме.

 

 

 

Хивинское ханство просуществовало вплоть до 1920 года. Даже после завоевания Средней Азии Российской империей Хивинскому ханству была предоставлена самостоятельность, то есть оставлено право за ханами управлять своими владениями. Россия не вмешивалась в их внутреннюю жизнь. Однако вопросы, касающиеся внешней политики, караванных дорог были взяты под контроль России. (Напомню: Хивинское ханство вошло в состав Российской империи в 1873 году).

Самостоятельность закончилась в 1920 году, когда пришли большевики.

26 апреля 1920 года была провозглашена Хорезмийская Народная Советская Республика в составе РСФСР.

Думаю, что стоит рассказать о последнем независимом хане Хорезма. История его жизни весьма любопытна.

◄ Мухаммад Рахим-хан II. Последний независимый хан Хорезма (Хивинский хан). Годы правления – 1864-1910. Он оставался править в Хивинском ханстве уже после завоевания Средней Азии Российской империей. Николай II в 1902 году Николай II даровал ему титул «Светлости». Фотограф неизвестен.

 

Мухаммад Рахим-хан II был просвещённым монархом, покровительствовал учёным и поэтам. Сам он сочинял стихи (под псевдонимом Фируз) и музыку. При нём в Хиве были построены мечети, а так же медресе, в которых обучали не только арабскому языку, но и светским наукам. Одно из медресе было построено на его личные средства и было названо в его честь.

К сожалению, мне не удалось сделать удачные фотографии медресе Мухаммад Рахим-хана. Днём в Старом городе (Ичан-Кале) идёт оживлённая торговля.  Торговцы готовы разложить свои лотки даже внутри исторических памятников. Что, собственно, иногда и делают. И это повсеместно. Не только в Хиве, но и в Бухаре, Самарканде… везде. Я понимаю, что для Востока торговля — это образ жизни.  Но иногда это раздражает. Невозможно в полной мере насладиться архитектурной красотой. Красивый мозаичный вход снимать не стали, потому что он весь «завален» лотками с товарами. Сфотографировали медресе в ракурсе более менее свободном от торговцев. Но всё равно… влезли в кадр шапки. Я, кстати, тоже влезла : ) меня поймали в кадр на выходе из боковой комнаты.  Но что есть, то есть.

 

Медресе Мухаммад Рахим-хана II. Строительство закончено в 1876 году ▼

 

Пожалуй, только ночью здесь не торгуют и можно в полной мере насладиться красотой медресе ▼

 

Русские не вмешивались во внутреннюю политику Хивинского ханства. Мухаммад Рахим-хан был достаточно умён, чтобы поддерживать нормальные отношения с российским правительством. Он был удостоен многих российских наград: Орден Святой Анны 1-й ст. с бриллиантами (1883) Орден Белого Орла (1891), Бриллиантовый вензель Его Императорского Величества Николая II (1896), Орден Святого Александра Невского (1900), Портрет императора Николая II c бриллиантами (1905), Бриллиантовые знаки к Ордену Святого Александра Невского (1907), Орден Святого Владимира 1-й ст. (1908).

 

Мухаммад Рахим-хан II со своими министрами. Фото Худайбергена Деванова, первого узбекского фотографа ▼

После смерти Мухаммад Рахим-хана в 1910 году к власти пришёл его сын Асфандияр-хан. Политиком он был слабым и недальновидным, особенным умом не блистал.

 

Асфандияр-хан. Во время официального визита в Санкт-Петербург.  21 февраля 1913 года, в Зимнем саду Малого Эрмитажа. Фото Сергея Михайловича Прокудина-Горского. ▼

 

Первое время большую роль при дворе играл визирь Ислам-ходжа. Он состоял визирем и при прошлом хане. Это был весьма образованный и передовой человек, не раз бывал в Петербурге, продвигал реформы, поддерживал сторонников развития промышленности в регионе.

◄ Ислам-ходжа. Фото Худайбергена Деванова,  1910 г.

 

При его прямом участии (финансовом в том числе) был построен  хлопкоочистительный завод, больница, аптека, почта, телеграф и даже светская школа европейского образца. Рассматривались проекты мостов и железной дороги. Он же финансировал постройку ансамбля в Ичан-Кале. Это было самое маленькое медресе и самый высокий минарет Хивы. Причём задумка была превзойти по высоте минарет Калян в Бухаре. Задумка удалась. Минарет Хивы достигает высоты 57 метров. А минарет в Бухаре – 46,5 метров.

Хива и Бухара всегда соперничали между собой – кто из этих городов богаче и влиятельнее.

 

Минарет Ислам-ходжа ▼

 

 

Здесь стоит рассказать о первом узбекском фотографе Худайберген Деванове (некоторые его фотографии были выше). Родился он в Хиве в 1879 году. Его отец был достаточно состоятельным человеком, служил некоторое время управляющим государственных имений в Ходжейли, а затем стал секретарем при дворе Мухаммад Рахим-хан II. В то время в городе Хиве объявился странный немец, всё время носивший с собой громоздкий ящик, называя его фотографическим аппаратом. Звали его Вильгельм Пеннер. Десятилетний Худайберген очень заинтересовался аппаратом и упросил немца взять его в ученики.

Худайберген увлёкся фотографированием всерьёз и надолго. Отец не препятствовал увлечению мальчика. Хотя некоторые знатные хивинцы, да и не знатные тоже считали фотоаппарат дьявольской штуковиной, потому что он являл лица людей. А по закону ислама нельзя ни рисовать, ни лепить живые фигуры. Однако начинающему художнику покровительствовал сам Ислам-ходжа, ханский визирь. Да и сам  Мухаммад Рахим-хан II не препятствовал старому немцу и юноше заниматься любимым делом, даже сфотографировался сам. Мухаммад Рахим-хан II был не чужд искусству, о чём я уже писала выше. Сочинял стихи под псевдонимом Фируз и музыку, покровительствовал учёным и поэтам.

В 1908 году, уже во время правления следующего хана Асфандияра, Худайберген Деванов по настоянию визиря Ислам-ходжи был включён в состав хивинской делегации, которая отправилась в Санкт-Петербург. В столице Российской империи Худайберген Деванов изучал тонкости фотоискусства у признанных профессионалов. По окончанию визита делегации Худайбергена оставили на два месяца для стажировки. Вернулся он в Хиву уже с новым фотопринадлежностями и даже видеокамерой.

Основал собственное фотоателье, но и самостоятельно снял первый узбекский документальный киносюжет о торжественном выезде в 1910 году хана Асфандияра. Этот год стал годом рождения узбекского кино.

Худайберген Деванов много фотографировал, снимал кино. Его фильмы  («Памятники архитектуры нашего края» (1913 г.), «Виды Туркестана» (1916 г.) и другие) впоследствии вошли в золотой исторический фильмофонд.

 

◄ Худайберген Деванов, первый узбекский фотограф

 

Худайберген Деванов был не только фотографом. Он поработал в правительстве молодой Хивинской народной республике министром финансов (1920 год).

Его жизнь была бурной и насыщенной.  Он неоднократно (уже в советские времена)  посещал Москву, был аккредитован на работу корреспондентом в Центральную студию документальных фильмов. Его киноленты показывали по всей стране…

В 30-х годах Худайберген Деванов стал понемногу отходить от дел. Его здоровье пошатнулось. Фотографу назначили персональную пенсию с формулировкой «за многолетнюю работу в общественных организациях Хорезма на пользу широким массам трудящихся». Но несмотря на плохое самочувствие он продолжал снимать и занимался со своими учениками.

Но наступил 1937 год. Как-то вечером в дом к Деванову постучались. Вошли строгие военные в форме НКВД и увели фотографа. Позже Худайбергену Диванову предъявили обвинения как участнику движения младохивинцев. Да, когда-то в далёких 1920-х он поддерживал это движение, но и советское правительство его поддерживало, даже помогла младохивинцам прийти к власти. Но через год, в 1921 году, младохивинцы были объявлены врагами. Кто-то из них бежал в Афганистан, чтобы не попасть под горячую руку, поговаривали, что некоторые подались к басмачам. Кто-то, как Деванов, остались в Хиве и отошли от политики.

Прошло семнадцать лет с тех пор. И в дверь постучали. Почему? Кто написал донос? Какие были причины? Теперь уже мы это никогда не узнаем.

Худайберген Диванов был арестован, объявлен «врагом народа» и расстрелян в янгиюльском лагере 4 октября 1938 года. В 1958 году его реабилитировали. Посмертно.

 

Асфандияр-хан в центре, слева от него визирь Ислам-ходжа. 1910 год, Санкт-Петербург. Хивинская делегация. Фото Прокудина-Горского  ▼

Но возвращаюсь к истории жизни выдающегося визиря Ислам-ходжи. Его судьба трагична. Все его реформы и прогрессивные идеи раздражали мусульманское духовенство и консервативно настроенную знать. Все эти перемены, особенно светское обучение, могли привести к изменению сознания населения, а значит, к  отказу слепо подчиняться устоям. Духовенство держало в своих руках практически все нити власти. Показателен такой пример. В одной семье заболел ребёнок. К тому времени были  уже построены больницы и работали аптеки. Родители по привычке обратились к мулле, хотя им настоятельно рекомендовали пригласить русского врача или самим отправится в больницу. Но нет. Какой-то иноверец будет притрагиваться к правоверному ребёнку. Мулла же предписал для выздоровления… пить чернила. Несчастного ребёнка поили чернилами. И, конечно, он умер. Это реальная история, рассказанная очевидцем тех событий.

Что же касается Ислам-ходжи, то его жизнь оборвалась спустя год после восшествия на престол Асфандияр-хана. Слабый правитель находился под сильным давлением знати и духовенства. Они убедили хана, что Ислам-ходжа несёт угрозу его власти. И вот, однажды ночью злоумышленники подкараулили визиря, когда он возвращался в свою загородную резиденцию, и нанесли ему несколько ударов ножом и скрылись.  Ислам-ходжа скончался. Преступников, разумеется, никто искать не стал.

 

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22