ХИВА

Бурлящая Ферганская долина стала этаким центром радикализма и ненависти ко всем «не узбекам». Дальше всё шло по нарастающей. В 90-е, после распада СССР, под каток ненависти попали русские. Их в открытую «выдавливали» из Ферганской долины, поджигали дома, угрожали смертью, избивали, увольняли с работы. Довелось мне слышать рассказы русских-беженцев из Узбекистана. Мороз по коже от их историй. На домах так и писали: «убирайтесь отсюда!», «русские, вон с нашей земли!», «Узбекистан – узбекам!». Многие русские семьи в панике бросали своё имущество, дома и уезжали, хотя прожили в Узбекистане многие годы, вырастили детей, практически стали своими. Но, как выяснилось, это они так думали, что стали своими. Им определённо дали понять, что «не узбек» никогда не станет своим. Уголёк ненависти тлел всегда. Дунул ветер, и разгорелось пламя. К концу 90-х в Ферганской долине русских почти не осталось.

В Ташкенте радикалы также организовывали многотысячные митинги, устраивали погромы, однако по накалу страстей, это не шло ни в какое сравнение с Ферганой. Власти поначалу не препятствовали такому разгулу экстремизма, но позже он достиг таких пределов, что это стало просто опасно для самой власти. Цепная реакция стремительно набирала обороты. Андижан, Фергана, Ташкент, Коканд… В Коканде в открытую проходили религиозные собрания, где говорили об объединения мусульман, создании «Исламской республики Узбекистан», где будут действовать законы шариата. Город за городом заражался идеями радикального ислама. ХТИ, ИДУ, «Акромия» чувствовали себя уверенно, ежедневно пополняя свои ряды новыми сторонниками. Власти забили тревогу. Взрыв в Ташкенте в 1999 году (я уже писала об этом) стал последней каплей терпения.

Правительство приложило немало усилий, чтобы остановить радикализацию населения. Во-первых, под запрет попали все экстремистские организации, с вытекающими из этого последствиями (арестами организаторов и активистов), во-вторых, правительство взяло под жёсткий контроль фонды и НПО, финансируемые из-за рубежа. Некоторые фонды вообще выдворили из страны (например, Фонд Сороса), другие лишили дипломатической аккредитации.

Ташкент был очищен от радикалов, что не сказать о Ферганской долине. Это была уже «чёрная дыра», которая засасывала в себя всё радикальное, и откуда было невозможно выбраться.

Сейчас, конечно, времена изменились, правительство Узбекистана приложило колоссальные усилия, чтобы обуздать «бурлящий» регион. Но всё равно до их пор он остаётся в зоне риска. Так что не удивляйтесь тому, что в Узбекистане, в мусульманской стране, не услышите по утрам громкие призывы муэдзинов к молитве. Победило светское государство. Во всяком случае, пока у власти стоит Каримов, будет так. Уважение к религии неоспоримо, молиться никто не запрещает, наоборот, восстанавливаются старинные мечети, реставрируются святые мусульманские места. Но религия отдельно, а государство отдельно. «Богу богово, а кесарю кесарево».

Что до личных ощущений. Мода на тренд – «русские – оккупанты», «русские во всём виноваты» в Узбекистане давно прошла. Мне было очень приятно, что во время всей свой поездки я этого не слышала и не ощущала. Проехав всю страну (почти всю, кроме Ферганской долины) я встречалась с разными людьми. Все были очень приветливы и доброжелательны. Русофобией и не пахло. Многие с ностальгией вспоминали Союз. Значит, болезненный этап «развода» уже позади, что определённо радует, русофобия канула в лету. Во всяком случае, хочется в это верить. Ненависть не может быть созидательной.

И всё же… Добавлю ложку дёгтя. В Узбекистане есть свой музей оккупации. Он носит название «Музей политических репрессий». Что сказать по этому поводу? Распинаться о том, как русские строили заводы, предприятия, школы, больницы, поднимали всеобщую грамотность, развивали (а не запрещали) национальные театры и пр. на «оккупированной» территории, даже нет смысла. Достаточно просто заглянуть в соседний Афганистан и почувствовать разницу.

Вот почему бы не сделать вместо музея оккупации «Музей совместных достижений»? Может быть, по прошествии ещё двадцати лет, люди будут оценивать события иначе и наша общая история не будет казаться чем-то ужасным.

А ещё хочется сказать о том, что русские всегда помнят неоценимый вклад Узбекистана во времена Великой отечественной войны. Многие семьи были эвакуированы в Узбекистан, где их хорошо принимали. И пока пылала под фашистами западная часть СССР, из Узбекистана везли хлеб и даже арбузы. У детского писателя Виктора Драгунского есть рассказ «Арбузный переулок». Очень пронзительный. Всё это русские помнят. Помнят и о погибших на войне узбеках, таджиках, киргизах, казахах, не разделяя их на своих и чужих. Это были советские люди, это была наша общая история, наша общая страна.

Вообще, мне кажется, у человека любой национальности не должно возникать ощущение, что история его страны одно большое недоразумение. Надо принимать свою историю такая, какая она есть, двигаться вперёд, по максимуму используя достижения, доставшиеся с советских времён. Что скажете, этих достижений не было? Русские оставили после себя выжженную землю? И жителей сгноили в урановых рудниках?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7