Непостижимый Восток. Персия. Мода 140 лет назад и немного о шахском гареме

Недавно я писала о варварской моде древнего Китая – ножке «золотой лотос (можно почитать здесь ). Если точнее, не такого уж древнего, потому что «бинтование ног» официально запретили лишь в 1949 году. А последняя пара туфелек для «золотых лотосов» была сшита в 1999 году. Да, Восток – дело тонкое, причём настолько, что в голове укладывается с трудом. В очередной раз этот тезис можно подтвердить, если взглянуть на моду Персии 19 века.

Как и в Китае, где моду на «золотой лотос» ввёл император, поклонник танцовщиц и ценитель изящного, в Персии законодателем новой моды стал шах, тоже имевший тягу к прекрасному. А покорили персидского шаха русские балерины.

Насер ад-Дин Шах в 1873 году по приглашению Александра II побывал в Санкт-Петербурге, где посетил балет. Русские балерины настолько сразили шаха, что по приезде в Иран, он ввёл моду на балетные пачки. Сначала в пачки он одел свой гарем, а потом и богатые женщины Персии приобщились к новой моде.

 

Насер ад-Дин Шах в молодости

 

Гарем шаха. Все женщины одеты в балетные пачки

 

Насер ад-Дин Шах был реформатором, но с диктаторскими привычками. Казнил своих недругов направо-налево, любил роскошь и всяческое коленопреклонение. Но ещё больше он любил заморские необычные вещицы. Ещё будучи ребёнком он получил в подарок от королевы Виктории фотоаппарат. И так увлёкся фотографией, что, когда пришёл к власти, создал у себя во дворце первую официальную фотостудию.

В 1870-х годах в Тегеран прибыл фотограф Антон Севрюгин, который стал придворным фотографом шаха, создав фотолетопись Ирана. Занимал он эту почётную должность на протяжении всего периода правление шаха.  Его фотографии действительно уникальны. Помимо парадных фотографий царственных особ, он запечатлел простую уличную жизнь с удивительными типажами. Но история этих фотографий достойна отдельного рассказа. И как-нибудь я подробно расскажу об Антоне Васильевиче Севрюгине, получившим за свои фотографии золотую медаль на международной выставке в Брюсселе.

Фотограф Антон Севрюгин готовит шаха для фотосъёмки

 

 

Возвращаясь к моде, надо сказать, что шах «экспериментировал» со своим гаремом достаточно смело. А гарем Насер ад-Дин Шаха состоял из пятидесяти наложниц и четырёх жён. Иногда он приказывал женщинам гарема носить европейские платья и шляпки. Но всё-таки балетные пачки оставались его любимым модным нововведением.  Насер ад-Дин Шах сам фотографировал своих женщин. Эти фотографии он прятал в архив, но спустя столетие они были опубликованы и вызвали немалые толки, особенно среди европейцев. Многие даже думали, что на фотографиях вовсе не наложницы шаха, а переодетые мужчины, поскольку некоторые женщины имели над губой усики. И до сих пор ведутся споры на этот счёт.

 

Анис-аль-Даула, главная и любимая жена шаха

 

Анис-аль-Даула в европейском платье ▼

 

Анис-аль-Даула, в зрелом возрасте ▼ 

 

Другие жёны шаха

 

 

Принцесса Эсмат аль-Даула

 

Шукух аль-Салтана жена шаха, мать наследника

 

Однако, если присмотреться к общим фотографиям гарема, снятых Антоном Севрюгиным, то версия актёров-мужчин отпадает сама собой. Многие из женщин действительно с усами.

Общая фотография гарема. Траур по принцессе Эсмат ▼

 

Так же стоит обратиться к запискам русского офицера Меняева, служившим инструктором в персидской гвардии. Он выпустил книгу о Персии под псевдонимом Мисль-Рустем. «Персия при Наср-Эдин-шахе с 1882 по 1888 г.»

В ней он пишет: «…Анисе-Давле, любимица шаха, её называют фавориткой… Она красива, высокого роста, стройна, брюнетка с усиками, но с толстыми губами. Говорят, очень умна, хотя простого происхождения, дочь мельника. Шах часто пользуется её советами… Между жёнами нет европеек: была когда-то одна, временная, француженка, но, говорят, шах отправил её на родину. Все жены — азиатки, из них одна турчанка, рыжая, и другая грузинка. Между ними имеются очень хорошенькие и молоденькие, но большею частью в персидском вкусе, с плоскими лицами, начерченными бровями, нарумяненными и набеленными лицами и сильно откормленные».

Словом, тот типаж, который нам рисуют в голливудских фильмах – красавица Шахерезада или принцесса Жасмин (в сказке об Аладдине) не совсем то, что было на самом деле. Персидские красавицы 19 века (и раньше) – девушки достаточно больших объёмов, с густыми сросшимися у переносицы бровями и небольшой растительностью над губой. Худышки никогда не привлекали внимание мужчин. Девушек даже специально откармливали и заставляли вести малоподвижный образ жизни. Многие из них были безграмотны, поскольку шах мог брать в наложницы любую понравившуюся девушку, даже крестьянку.

Между тем, Антон Севрюгин сделал много фотографий достаточно привлекательных девушек вне гарема. Простых персиянок. И не таких упитанных. Богатые девушки на этих фотографиях тоже в «балетных пачках».

 

Богатые женщины из клана курдов

 

Персидская еврейка

 

Женщины из племени кочевников Луристана 

 

Семья курдов

 

 

 

Но возвращаюсь к рассказу о гареме. Чем занимались в гаремах? Да ничем.

Мисль-Рустем в своём дневнике пишет: «Жизнь в эндеруне жёны шаха проводят в полном бездействии: говорят друг другу любезности, точно у нас знакомые между собою дамы, курят кальян, едят сладости, рассказывают сказки, танцуют под звуки азиатской музыки, состоящей из хора слепцов, или слушают их песни, гуляют в цветнике эндеруна или нежат свое тело в банях, а летом — в бассейнах. От подобной жизни они все брюзгнут и жиреют»

Гаремные женщины своих лиц посторонним мужчинам старались не показывать. При выезде в город всем жителям приказывалось отворачиваться и закрывать глаза.

«Впереди карет, сзади и с боков скачут конвойные и евнухи, все с хворостинами; криком «Гетчен!» они всем встречным приказывают повернуться спиной к каретам и закрыть глаза. Это необязательно только для европейцев, хотя нахалы-евнухи кричат и на них, почему и выходили недоразумения, о которых скажу дальше. Хотя жёны сидят в каретах и с закрытыми лицами, но зачастую, увидав европейца, приподымают покрывала, чтобы показать своя начерченные красивые глаза».

Шах не особенно церемонился со своими жёнами. Когда кто-то из них ему надоедал, он мог подарить её своему придворному, который не смел отказаться.

Вообще, Насер ад-Дин Шах был интересной личностью. Он пытался реформировать общество по образцу Петра Великого. Полный перевод книги «История Петра» всегда лежала у него на столе. Он был не только законодателем моды, но и в некотором роде просветителем. Открывал школы, посылал учится в Европу и Россию детей придворных. По примеру Петра, он первый из шахов стал брить бороду и носить короткую одежду, ввел австрийскую военную форму, открыл пороховой и монетный дворы, очистил и спланировал столицу Тегеран. Реформировал армию. Правда, англичане часто обманывали его, поставляли непригодное оружие для солдат и некачественную форму. Полагаю, немалую роль сыграли и жадные (коррумпированные) чиновники.

 

Персидские солдаты, 19 век. Фото А. Севрюгина

 

 

Насер ад-Дин Шах даже выпустил указ, где повелевал всем женщинам открыть лица. Но это новшество не прижилось, так как имамы выступили с критикой. Да и мужчины не разрешали своим женщинам снимать чадру. Но стоит сказать, что некоторые женщины всё же стали смелее и даже иногда, будто случайно, приоткрывали лицо. К тому же разрешали себя фотографировать иностранным фотографам с открытыми лицами.

В 1875 году шах посетил Европу с официальным визитом, где был принят в роскошном дворце. Правда, после, в апартаментах, где жил шах со своей свитой, пришлось делать капитальный ремонт. Какой конкретно не уточняется, но подозреваю, что Насер ад-Дин по привычке трапезничал на коврах и в своё удовольствие курил кальян. Так же он обедал в ресторанах и по счетам не платил. Ну и за золотые украшения в ювелирных лавках тоже не расплатился, посчитав это подарками англичан.

 

Насер – ад-Дин в Европе, 1875 г. 

 

Насер –ад-Дин у водопада, фото А. Севрюгина ▼

 

Насер ад-Дин. Фото А. Севрюгина

 

Рассказывают много интересных историй, связанных с Насер ад-Дин Шахом. Расскажу об одной. Однажды, начитавшись сказок о Гарун-аль-Рашиде, решил повторить смелое приключение этого персонажа – переодеться в простого горожанина и тайно, без сопровождения, выйти на улицу вечером, посмотреть воочию как живут простые люди. Своими планами он поделился по секрету с сыном, военным министром. Тот, не долго думая, тоже по секрету, сообщил полицеймейстеру. А тот в свою очередь распорядился по всем углам улиц выставить солдат для охраны шаха. Так что, когда Насер ад-Дин вечером вышел из дворца «инкогнито», то у самого выхода столкнулся сперва с военным министром, а потом с полицеймейстером. Те отвесили ему низкие поклоны и отправились вместе с ним. Вроде как случайно встретились.

С шахом тут же случилась неприятность – в тёмном переулке он наступил в грязную лужу и зачерпнул полные туфли неприятной вонючей жижи. Полицмейстер не растерялся и отнял туфли у первого попавшегося перса. Затем они незаметно проникли в дом к доктору и увидели того в ночном халате, читающем газету. Доктор испугался, завидев шаха, а Насер ад-Дин от души повеселился. Потом они вышли на улицу и пошли дальше. Увидели какое-то празднество в шатре. Зашли. Шах хотел оказаться в роли простого прохожего, случайно зашедшего на огонёк. Но, конечно, его и министра сразу узнали и стали кланяться. В общем, на празднике он погулял, но уже как шах. На этом его путешествие «инкогнито» закончилось.

Ну и я заканчиваю свою небольшую экскурсию по Персидской империи 19 века : )

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *