Гении маркетинга

Мир сходит с ума по всякой ерунде. Вернее, превращает ерунду в cool. Про одно такое превращение я бы даже не узнала, если бы не прочитала в книге. В историческом детективе Дэвида Лисса «Торговец кофе».

Речь идёт о кофе лювак (Kopi Luwak). Самом дорогом кофе на планете. Его стоимость достигает $1000 за кг. И… упс… сделан он из го..на, простите, из экскрементов миленьких зверьков — мусангов.

Да… великий бизнес, порой, рождается из г…на. Вынуждена признать. И в эту сферу «рождения» вовлечены не только хитроумные бизнесмены, но и те, кто наделяет весь этот потребительский эксклюзив значением и ценностью. Пиарщики. Гении маркетинга. Люди, умеющие создавать иллюзии шедевров. Они великие обманщики. Об этом знают все. Но это не мешает верить им. А сила коллективной веры творит чудеса. Люди готовы пить кофе из дерьма, потому что это признано «эксклюзивом». Да в принципе, люди готовы на многое, если им внушить, что это тренд.

Как там говорил великий комбинатор Остап Бендер? «На дороге валялись деньги. Я их подобрал. Смотрите, они даже не запылились». Он был гением маркетинга.

Остап легко уговорил Эллочку отдать ему стул, дав ей золотое ситечко мадам Грицацуевой.

– Вы знаете, сейчас в Европе и в лучших домах Филадельфии возобновили старинную моду — разливать чай через ситечко.

Вот и весь секрет. Почему бы не уговорить страждущих эксклюзива пить кофе из фекалий экзотических зверьков? Главное – правильно преподнести новый продукт. И назначить ему цену шедевра. А дальше коллективный разум вознесёт его до небес. Ну… как с «Чёрным квадратом» Малевича.

Итак. Вы готовы услышать рецепт приготовления самого дорого в мире кофе? Если готовы, то… ваше воображение дорисует картину.

Для начала – кто такие мусанги? Этих зверьков называют малайскими пальмовыми куницами, обитают они в Южной и Юго-восточной Азии. Мусанги поедают спелые плоды кофейного дерева, переваривают их, потом… ну вы сами поняли… выделяют их в виде фекалий. Люди собирают эти фекалии, слегка промывают и высушивают на солнце. Ну а дальше всё как с обычным кофе.

 

 

 

Кофе лювак немного горчит (я, конечно, не пробовала, но так говорят гурманы). Особый вкус объясняется химическим составом бактериальной среды в желудочно-кишечном тракте мусангов. И ещё цибином, который присутствует в их железах.

А теперь отрывок из исторического детектива Дэвида Лисса «Торговец кофе»:

«Мустафа поставил кофе перед Мигелем. Напиток, жёлтый, как жидкое золото, был подан в белой чашечке не больше пустой яичной скорлупы, и в чашке его было совсем мало, настолько он дорог и редок. Естественно, ничего этого я не сказал Мигелю. И платить собирался сам.

– Что это? – спросил он у меня.

– Вы думаете, есть только один сорт кофе? У кофе, как и у вина, имеются сотни разновидностей и ароматов. Сотни народов по всему миру пьют кофе, и в каждой стране свои предпочтения и свои сорта для гурманов. Моему турецкому другу удалось достать небольшое количество этого сокровища из Ост-Индии, и я убедил его поделиться с нами.

Мигель понюхал осторожно, как кошка, и, произнеся благословение, поднёс чашечку к губам. Он наморщил лоб.

– Любопытно, – сказал он. – У него более мускусный запах, чем у кофе, который я пробовал раньше. Но в то же время он не такой густой. Что это?

–Это называется обезьяний кофе, – сказал я. – У них в тропических лесах есть животное, которое поедает кофейные зёрна. По правде сказать, оно поедает самые лучшие плоды, и местные жители пришли к заключению, что самый ароматный напиток можно приготовить из помёта этих созданий.

Мигель поставил чашку на стол:

– Он сделан из обезьяньих экскрементов?

– Я бы не стал формулировать так прямо, но в общем-то да.

– Алонсо, как вы могли подсунуть мне такую гадость? Кроме того, что это отвратительно, это нарушает законы питания.

– Почему?

– Это продукт, полученный из обезьяны, а мясо обезьяны есть нельзя.

– А что насчёт обезьяньих экскрементов? Я не слышал о запрете на них.

– Если нельзя есть её мясо, как можно есть её экскременты?!

– Не знаю, – сказал я, пожав плечами. – Но я знаю, что курица – это мясо, но её яйца – не мясо и не молоко. А значит, мудрецы полагали: то, что выходит из чрева существа, не то же самое, что само существо.

Мигель отодвинул чашку.

– Вы привели убедительные доводы, но мне кажется, с меня хватит напитка из дерьма.

Я улыбнулся и отхлебнул из своей чашки.»

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *