Первые археологи. Агата Кристи на раскопках в Месопотамии

После того, как в XVIII веке открыли Помпеи, началось повальное увлечение археологией. Этот период становления археологии как науки, можно назвать «золотой лихорадкой». Мода на «древность» сводила с ума не только авантюристов всех мастей, но и людей действительно увлечённых древними исчезнувшими цивилизациями. Особый интерес вызывала Месопотамия.

Азарт найти древние города, о которых упоминается в Библии, делал одержимыми молодых археологов, порой, имеющих очень смутное представление об истории. Где искать и копать? Был только один ориентир – холм в пустыне. Дальше следовала стандартная фраза: под ними определённо что-то есть. И отчасти это было правдой. Месопотамия оставила археологам несметное количество артефактов. Практически любой холм в пустыне Ирака – это руины древнего города, занесённые песком. Копай и обязательно раскопаешь что-то интересное…

Но прежде, чем начать рассказ, мне бы хотелось, чтобы вы посмотрели ролик, который я специально смонтировала для своих читателей. И посвятила его всем варварам: настоящим, прошедшим и будущим.

Последнее время меня часто спрашивают: «Как продвигается новая книга?» Пишется трудно, не потому что сложный материал, а потому что приходится работать с непростыми источниками. Это боль… Боль для историков и археологов. Посмотрев ролик, вы поймёте, о чём будет новая книга и почему так трудно над ней работать.

 

Итак. Рассказ о первых археологах, о совсем другой жизни «королевы детективов» Агаты Кристи, о её страстном увлечении археологией. Словом, о том, как всё начиналось и как печально закончилось.

***

Это был большой песчаный холм, каких много в пустынях Ирака. Иногда, во время песчаных бурь, порыв ветра оголял часть холма, обнажая куски каменных плит – руины древнего города. Затем всё снова заносило песком. И так столетие за столетием… Никому не было дела до этих открывавшихся вдруг каменных глыб. Только местные жители соседней деревушки поначалу пытались копать, выискивая сокровища. Но разве сокровища бывают так близко? Хотя… Удача… Она ведь иногда приходит неожиданно.  Вдруг повезёт?

Однако рыть в песке глубокие шахты в одиночку, чтобы докопаться до нижнего слоя, почти невозможно. Песок осыпается при малейшем движении ветра. Он как вода – перетекает с места на место, попробуй удержи. Копали неглубоко и находили лишь глиняные и каменные таблички с какими-то непонятными надписями, бывало, докапывались до больших плит тоже с такими же знаками и забавными рисунками. Но зачем всё это простому крестьянину? Ему нужно золото, сокровища.

До золота так никто и не докопался. А таблички за ненадобностью выбрасывали. А потом и вовсе перестали копать. Чего искать? Даже если что-то и было, то давно разграбили. Сколько веков уже прошло… Говорят, здесь в библейские времена был какой-то город. Кто говорит? Люди… старики… А ещё пришлые белые и евреи. Будто бы в Книге Книг об этом сказано. Мол, были города между Тигром и Ефратом, в Междуречье, и жили в них библейские пророки.  Сколько таких песчаных курганов по всему Междуречью разбросано. И не счесть. И эти руины одни из многих. Теперь и не узнаешь, что за город был… Да и надо ли это? Город без сокровищ разве кому-то интересен?

Простой крестьянин даже не мог предположить, что никчёмные таблички со странными знаками, которые он небрежно выбрасывал, стоят гораздо больше, чем клад с золотом.

Но однажды один любопытный британец, будучи в Мосуле, решил проехаться по местам, где по слухам, под слоем песка погребены какие-то древние руины. Этим любопытным оказался не учёный-востоковед, а простой адвокат Остин Генри Лэйард. Он увлёкся археологией, бросил практику адвоката и уехал на Восток, где мечтал обнаружить древние шумерские города в Междуречье. Песчаный холм в 30 километрах от Мосула его заинтересовал. Получив разрешение на раскопки, он принялся за дело. Шёл 1846 год. Археология, как наука тогда ещё только зарождалась и каждый, мало-мальски что-то знающий об истории мог получить разрешение на раскопки.

Копать приходилось в тяжёлых условиях, частые пыльные бури порой в мгновение заносили песком то, что было раскопано за неделю. Но Лэйард оказался упорным. Вместе с нанятыми рабочими трудился не покладая рук.

– Это Ниневия, – говорил, он. – Я почти уверен, что это Ниневия!

Но пока ещё никто не знал, что же на самом деле за город скрывается в песках. С трудом укрепив деревянные сваи, рабочие рыли всё глубже и глубже. Наконец, обнаружилась каменная кладка, скорее всего дворца или зиккурата. Цель была близка.

Остин Генри Лэйард, 1848 год

И вот в один из дней, раскапывая слой песка, местный рабочий наткнулся на каменную голову. Статуя уходила ещё как минимум на два метра глубиной. Чтобы раскопать её целиком требовалось немало времени. Лэйард думал недолго и сразу определил:

– Это статуя библейского царя Нимрода, внука Хама. Согласно Библейским текстам он жил в Междуречье. Такая огромная статуя могла принадлежать только царю, основателю города.

Это было грандиозное открытие. Во всяком случае, так думал Лэйард. Именно Нимроду приписывают строительство Вавилонской башни.  Так что, может статься, что под слоем песка они докопаются и до руин самой башни?

С лёгкой руки археолога раскопанный древний город назвали Нимруд.

При последующих раскопках статуя оказалась с крыльями и телом быка. Как выяснилось, это была «каменная стража», охраняющая вход во дворец. Лэйардом было раскопано тринадцать крылатых статуй, причём, разных типов. Позже, историки всех идентифицировали: бог Мардука представлялся в виде крылатого быка, Набу — в виде крылатого человека, Нергала — крылатого льва и Нинурты — в виде орла. Вес найденных в Нимруде ламассу — статуй с головой бородатого человека, телом льва или быка и крыльями — достигал 40 т.

Metropolitan Museum. Стражи ворот, быки шеду. Нимруд

По мере раскопок стали открываться потрясающие находки. Каменные плиты с надписями и рисунками, которыми, видимо, были украшены стены дворца. Обелиски, всевозможные фигурки божеств из камня и слоновой кости…

После расшифровки надписей стало понятно, что это не Ниневия и не Вавилон, а город, носивший имя Кальху. Основан он был в XIII веке до н. э. Салманасаром I (правил в 1274-1245 гг. до н. э.).

Спустя четыреста лет царь Ашшур-нацир-апал II (правил в 883-859 гг. до н. э.) перенёс столицу Ассирийского царства из Ашшура в Кальху. Город был удобно расположен – стоял на возвышенности и омывался водами Тигра. К этому времени дворец, построенный Салманасаром I, разрушился и Ашшур-нацир-апал II затеял грандиозное строительство. Снёс старый дворец и на его фундаменте воздвиг новый. Были построены величественные храмы богам: Нинурте, богу войны, земледелия и скотоводства, небесному покровителю Кальху и богу мудрости и каллиграфии Набу. В юго-западной части города находилась цитадель с высоким зиккуратом, главный храм и правительственное здание. Весь город был обнесён крепостной стеной, протяжённостью восемь километров.

 

 

 

Аэрофотосъемка руин города Нимруд (начало 2000-х годов) ▼

На найденных при раскопках плитах было подробно описано всё, что построил Ашшур-нацир-апал II. Так же рассказывается, что для развлечения горожан были построены ботанический сад и зоопарк.

Девять царей правили в Нимруде (Кальху). А затем столицу перенесли в Ниневию. В 612 году до н. э. Нимруд был разрушен мидийцами и халдеями. Археологи обнаружили следы пожара на стенах и фундаменте дворца. Но город не умер. Какое-то время там ещё оставались жители, но потом и они ушли и город постепенно занесло песком.

Музей в Мюнхене. Рельефы. Нимруд ▼

 

 

Британский музей. Охота на львов. Рельефы из дворца ассирийского царя Ашшурбанипала. Нимруд ▼

 

Британский музей. Крылатые стражи ▼

 

Британский музей. Плиты с рельефами, покрывающие стены ассирийского дворца в Нимруде ▼

 

Самый большой интерес в научном мире вызвал так называемый «черный обелиск», найденный в 1846 г. Лайярдом. Обелиск представлял из себя четырехгранный столб из черного базальта, покрытый со всех сторон текстами и барельефными изображениями. На одном барельефе изображён Салманассар III. Он гордо возвышается над каким-то знатным человеком в роскошно расшитом плаще. Тот бьет царю челом. Когда расшифровали надпись, то оказалось, что склонившаяся в поклоне фигура — это израильский царь Еху (Ииуй). Это считается древнейшим изображением еврея в мировом искусстве. Надпись под барельефом гласит: «Дань царя Ииуя из Беф-Умврия (то есть из царского рода Амврия): серебро, золото, золотая чаша, золотые блюда…»

Чёрный обелиск был так же, как и многие другие находки, переправлен в Британский музей ▼

 

 

 

 

Страницы: 1 2 3 4

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *