Первые археологи. Агата Кристи на раскопках в Месопотамии

Экспедиция работала не покладая рук. Ценные находки отправляли в Англию, в Британский музей. Хотя что значит «ценные находки»? Там всё не имело цены: от черепков до каменных рельефов. Но это поняли спустя сто лет, уже профессиональные археологи. Рабочие, да и сам Лэйард, порой, безжалостно прорубали ходы в фундаментах зданий, варварски работая кирками, разбивали каменные таблички, пытаясь докопаться глубже, найти подвалы дворцов, где возможно, спрятаны истинные сокровища. Порой Лэйард приказывал разбивать найденные скульптуры на части, забирая только понравившуюся часть, оставляя остальные в земле. Такая была археология в начале своего становления…

Были случаи, когда грузы, отправленные археологом в Британский музей, безвозвратно терялись. Вернее, тонули, в процессе перевозок на плотах или лодках. Это была варварская археология, скорее грабительская, чем исследовательская. Известный археолог Флиндерс Питри с сожалением констатировал: первые самоучки-археологи, не имеющие понятия о настоящей древней истории, оставили после себя руины, сравняв с землёй все слои древнейших культур.

Прошёл год. Лэйард всё так же горел желанием откопать Ниневию. Бросив раскопки в Нимруде, он переключился на другой холм вблизи Мосула – Куюнджик. До него там рыли другие «археологи», но, видимо, недостаточно глубоко, поэтому ничего ценного (как они считали) не нашли. А Лэйард уже знал, что рыть надо глубже, очень глубоко, безжалостно сметая верхнюю «шелуху». Там, в самой глубине, спрятано то, что он ищет. Это сейчас археологи бережно относятся к каждому слою раскопок, изучая сначала верхние слои, а потом докапываясь до истоков основания городов и поселений. А тогда у археологов-самоучек были другие задачи – найти главную жемчужину, пусть и раскурочив всё остальное. Лэйарду повезло. Упорство, азарт, целеустремлённость сделали своё дело. Он докопался до истоков. Это была Ниневия!

Раскопки Ниневии ▼

 

Лэйард стал знаменит, выпустил двухтомник «Ниневия и её руины» и книгу «Ниневия и Вавилон». Эти книги стали очень популярны в Европе. Больше Лэйард в раскопках не участвовал. Он заболел, покинул Ирак и переключился на политику.

Копии самых знаменитых находок английского археолога Остина Лэйарда составляют основу экспозиции по истории Месопотамии в Пушкинском музее в Москве.

У Лэйарда были конкуренты, начавшие раскопки Междуречья даже раньше него. В марте 1843 француз Эмиль Ботта с экспедицией, тоже искавший Ниневию, раскапывал холм Куюнджик, но ничего особенного не обнаружил. Иракские рабочие сказали, что в нескольких километрах есть другой холм – Хорсабад, и будто бы там после песчаной бури местные видели каменные фигуры, правда, потом их снова занесло песком. Ботта отправился туда, уже предвкушавший откопать Ниневию, но во время раскопок обнаружил сооружение, которое позднее станет известным как дворец Дур-Шаррукин или дворец Саргона. Но Ботта был уверен, что это Ниневия. Мнимое «открытие» Ниневии Боттой вошло в анналы археологической науки в качестве вопиющей ошибки неопытного учёного. Первые раскопки Дур-Шаррукина велись три года – с 1843 по 1846-й. Затем в 1852 году их продолжил Виктор Плас, сделав уникальные находки.

Раскопки в Хорсабаде 1852 г. ▼

 

После таких грандиозных открытий в Ирак потянулись экспедиции из других стран, все музеи хотели иметь в своих коллекциях экспозиции шумерской и вавилонской цивилизации. Раскопки велись сумбурно такими же непрофессиональными археологами, главной задачей которых являлась добыча артефактов.  Ненужное (по мнению «археологов») выбрасывалось, так же безжалостно сквозь стены древних храмов пробивались ходы, работали лопатами и кирками, чтобы быстрее найти, чтобы успеть до других…  Места раскопов в конечном итоге забрасывались и ветер пустынь снова заносил древние города песком.

А древний город Нимруд, брошенный Лэйардом, постепенно скрылся в песчаном море. Ещё много тайн скрывали под собой пески этого старого холма у реки Тигр, наполовину раскопанного и частично разрушенного первыми «археологами».

Но наступил XX век. Археология превратилась в серьёзную науку, где самоучкам уже не было места. Не было места и варварству. Раскопками занимались профессиональные историки, которые в каждом черепке видели ценность. И именно тогда начались настоящие открытия…

1928 год выдался для знаменитой писательницы Агаты Кристи сложным. Она тяжело переживала развод с мужем, даже сбежала с дочерью на Канарские острова, подальше от Лондона. Но забыть предательство не получалось. И в 1929 году она вдруг решила уехать на Восток, в Ирак – там активно работали британские археологи под патронажем Британского музея. О совершённых ими невероятных открытиях чуть ли не ежедневно сообщали английские газеты.

Взяв билет на «Восточный экспресс» Агата Кристи отправилась за новыми впечатлениями, в надежде окончательно перевернуть страницу своего неудавшегося брака. Поселившись в Багдаде, она познакомилась с женой известного историка-востоковеда, археолога Леонарда Вулли. Экспедиция Вулли работала на юге Ирака на западном берегу Ефрата на холме Тель-Мукайар, где были найдены руины древнего шумерского города Ур. Да, это был тот самый легендарный «Ур Халдейский», упоминаемый в Ветхом Завете как родина Авраама. Этому городу – колыбели шумерской цивилизации – было больше пяти с половиной тысяч лет. Впервые на холме Тель-Мукайар  начал раскопки британец Тэйлор ещё в 1854 году, он-то и обнаружил следы древнего города. Однако основательно исследовать руины взялась экспедиция Леонарда Вулли.

Леонард Вулли с женой Кэтрин ▼

Вулли был профессионалом. Прежде чем приступить к раскопкам, он провёл замеры, тщательно исследовал песчаный грунт, нанял рабочих, строго запретив им бездумно орудовать киркой и зорко следил за аккуратностью раскопок. Он снимал слой за слоем, не торопясь, исследуя все обнаруженные черепки. Потрясающие находки, сделанные Вулли во время экспедиции, взбудоражили весь мир. Археологи раскопали фундаменты домов, дворцов, храмов, обнаружили остатки стен с росписями. В гробницах шумерских царей были найдены бесценные сокровища – великолепные золотые украшения, посуда, резные фигурки…

Леонард Вулли на раскопках ▼

 

Раскопки города Ур, 1933-1934 г. Археологические исследования древней столицы шумеров начались в 1922 году и велись на протяжении двенадцати сезонов (1922–1934) ▼

 

Зиккурат, древний город Ур, 1930-е годы ▼

 

Жители Ура хоронили царей в гробницах из камня или из обожжённого кирпича. Каждая такая гробница представляла собой настоящий подземный дворец со множеством комнат. Всего было обнаружено 16 гробниц, но почти все были разграблены ещё в древности. Уцелели только две. Вместе с царями хоронили слуг, жён, воинов… Им давали выпить яд. Да, древние шумеры были жестоки ▼

 

При раскопках города Ур обнаружено много золотых изделий ▼

 

 

 

 

Агата Кристи упросила Кэтрин, жену Вулли, чтобы та замолвила за неё словечко мужу. Ей непременно хотелось участвовать в раскопках. Знаменитой писательнице отказать было трудно. Леонард Вулли назначил  Агату Кристи полевым ассистентом к археологу Максу Маллоуэну. И… увлёкшись раскопками, погрузившись совсем в другой мир – мир древности, загадок, тайн, удивительных находок, писательница будто родилась заново, забыв о прежней жизни и душевных страданиях. Она стала изучать древние языки, наравне со всеми возилась с черепками, фотографировала артефакты, очищала от были и грязи глиняные таблички – ей было всё интересно. Бывало, по вечерам, когда не так сильно уставала, она готовила для экспедиции свои фирменные блюда – эклеры и ванильное суфле.

 

Страницы: 1 2 3 4

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *