Грабители караванов. История слона, подаренного русскому царю бухарским эмиром

Из неопубликованного.

© «Большая игра» Татьяна Семёнова (Отрывок)

 

…После стычки у крепости Джар-Колы, хивинцы больше не делали попыток захватить русское укрепление Раим, хотя совершали мелкие набеги, пытаясь таким образом выжить русских с Сырдарьи, а заодно и пограбить местных казахов. Так, в мае 1848 года хивинский отряд, где были и казахи, промышлявшие разбоем, опять напал на экспедицию, совершавшую топографическую съёмку местности. Охрана в полторы сотни уральских казаков приняла бой и отогнала хивинцев. Однако те далеко отходить не стали и уже готовились напасть снова. По счастливой случайности недалеко проходил русский караван в сопровождении двух сотен уральских казаков. Они и пришли на помощь экспедиции, наголову разбив хивинцев. Совершали набеги и туркмены. Однако всё это были мелкие стычки.

Настоящая угроза пришла из Кокандского ханства. С начала 1850 года кокандцы стали слишком часто нападать на торговые караваны, следовавшие по Большой караванной дороге вдоль реки Сырдарьи. И это были не отдельные разбойники, а ханские люди. К ним примкнули племена казахов, что жили рядом с Кокандским ханством. Всё-таки сильно было влияние кокандского «разгуляй-поля». Казахи, на пример кокандцев, сколачивали банды и нападали не только на торговых людей, но и на своих соплеменников, разоряли кочевые стоянки, угоняли стада овец и верблюдов. И всё же основной добычей банд были торговые караваны. Захваченных людей продавали на рабских рынках Коканда и Хивы.

Торговая дорога, проходившая вдоль реки Сырдарьи, становилась с каждым днём всё опаснее. Жалобы русских купцов и населяющих сырдарьинскую степь мирных казахов на грабежи кокандцев не прекращались. С этим бандитизмом нужно было покончить. Границы Российской империи с юга пора было основательно укреплять и чётко обозначить…

………………….

…Так, на границах Хивинского, Бухарского и Кокандского ханств по левому берегу реки Сырдарьи появились русские форпосты, названные «Сырдарьинской линией».

 

Форт № 1. Казалинск.

Форт был построен в 1853 году и находился в 47 километров от форта Раим. Вообще, расположение форта Раим как исследовательской базы Аральского моря было вполне удачным, но как военного укрепления не особенно полезным, слишком болотисто. Поэтому вскоре его функции были перенесены в форт №1, и Раим впоследствии стал обычным поселением. Аральская флотилия тоже переместилась в форт №1.

Новый форт построили на месте соединения двух караванных путей: из Бухары и из Хивы. Через форт шла дорога на Оренбург. Так что, проходившие мимо караваны уже официально платили пошлину.

 

Форт №1 (Казалинск). Фотографии из «Туркестанского альбома» (1871—1872 г.). Альбом был создан под руководством российского этнографа и исследователя А.Л. Куна, выпущен по распоряжению первого генерал-губернатора российского Туркестана Константина Петровича Фон Кауфмана ▼

 

 

Форт №1, база  Аральской флотилии на реке Сырдарье ▼ 

 

Уже гораздо позже форт №1 обжился и принял вид настоящего города. Именно тогда форту дали  имя Казалинск.

Вот так будет выглядеть уже обжитой Казалинск в 1910-1914 году. Базар и мечеть Хусаинова. Ногайская или соборная мечеть Казалинска построена в 1894 году на средства купца Г. Хусаинова ▼

 

 

Казалинск в 1910-1914 году. Хлебная площадь ▼ 

 

Ну а пока я описываю события 1853-1870-е годов. Тогда только всё начиналось…

Читая записки путешественников середины XIX века, открываются очень любопытные факты, которыми я хочу с вами поделиться.

Эти факты и истории, порой удивительно смешные, создают «живые картинки» из жизни жителей сырдарьинских фортов. Думаю, вам будет интересно. Эти сведения помогут вашему воображению воссоздать атмосферу того времени.

Так как форт №1 стоял на перекрёстке торговых путей, то жизнь там кипела бурная. Купцы, естественно, организовали рядом с фортом базар. Как же без него. В основном торгом занимались хивинцы и бухарцы.

Вот как описывает эту торговлю Пётр Иванович Пашино, известный путешественник и литератор, знавший много восточных языков, в шестидесятых годах девятнадцатого века побывавший во всех российских фортах Сырдарьинской линии и выпустивший по окончании поездки свой труд «Туркестанский край в 1866 году. Путевые заметки».

«Товары их и они сами помещаются в 156 лавках, построенных из нежженого кирпича. Ряды этих лавок называются бухарским и хивинским базарами. Некоторые из азиатских купцов находят выгодным торговать здесь круглый год и держат постоянного сидельца, большинство же лавок с отъездом каравана закрывается».

Для наглядности приведу несколько фотографий из «Туркестанского альбома».

Форт №1(Казалинск), Базарные ряды. 1871 г. ▼

    

 

 

Рядом с фортом №1, стан торгового каравана, 1871 г. ▼

 

Вот таким образом торговые караваны переправлялись через Сырдарью, чтобы следовать дальше в Оренбург ▼

 

Караванщики – хитрый народ. Чтобы уменьшить пошлину или беспрепятственно проходить на русскую землю они всякий раз меняли себе подданство, в зависимости от политических реалий. Поначалу кокандцы и хивинцы называли себя бухарцами и на русской границе предъявляли паспорта, где значилось бухарское подданство. А всё потому, что Бухарский эмират в то время был в более хороших отношениях с Россией нежели с Хивой, а уж тем более с Кокандом. Поэтому и налоги были льготными, и отношение доброжелательное. Конечно, начальник гарнизона всякими способами старался выявить обман, но не всегда это получалось. Документы тогда подделывали мастерски. Впрочем, как и во все времена. Бывало, кто из караванщиков «стукнет» на конкурента.

Через какое-то время почти все купцы вдруг стали хивинцами, причём показывали путевые бумаги, где стояло хивинское подданство. В это время как раз у России испортились отношения с Бухарским эмиратом. Купцы не хотели осложнений и добывали себе поддельные документы как могли. Причём физиономии многих купцов начальник гарнизона знал отлично, арестовывал их, пытаясь вывести на чистую воду, но не всегда получалось.

Кокандцами купцы не называли себя никогда, поскольку с этим ханством у России всегда были из рук вон плохие отношения. Мало того, что они совершали набеги на казахов, они создавали проблемы и русским купцам уже в самом Кокандском ханстве – задерживали российские караваны, брали непомерную пошлину, бывало, и откровенно грабили, причём это делали сами чиновники. Купцы жаловались, что проверяющие раскрывают тюки и берут, что хотят и сколько хотят, иногда отбирают всё.

Вообще, кокандцев не любили не только русские купцы за их непомерную жадность и жестокость. С Кокандом невозможно было договориться в принципе. Сегодня они принимают послов как братьев, а завтра казнят их.

Царские нукеры не гнушались грабежом, нападали на соседние территории, угоняли скот, забирали людей в рабство. Это было в порядке вещей.

Случалось, что царским воинам не платили жалования, и тогда им разрешалось грабить своих же жителей, брать всё, что понравится. Конечно, разрешение не озвучивалось официально, но устраиваемые нукерами беззакония не преследовались, фактически грабежи совершались с молчаливого согласия властей. Бывало и так. Чтобы пополнить казну, ханы вводили поразительно нелепые налоги: на камыш, на пиявок, которых ловили в прудах, на степные колючки и пр.

В Кокандском ханстве всегда шла кровавая война за власть между кланами. Убить правителя и встать на его место – обычное дело. Практически все пришедшие к власти ханы (а приходили они, как правило, на крови) обладали непомерной жестокостью. Сказать, чтобы они любили свой народ, значит, слукавить. Они держали народ в страхе.

Вот наглядный пример. В Кокандском ханстве практиковались насильственные общественные работы для крестьян. Если крестьянин не приходил на прокладку ханских арыков, его живьём закапывали в землю.

Ханов всегда боялись и никогда не любили, поэтому и восстания там проходили с завидным постоянством, и правящие кланы сменялись часто. Пожалуй, и не вспомнить время, когда в ханстве царила «божья благодать», где все были довольны, а правитель щедр и добр к своим подданным. Добрые правители, так сказать «отцы своего народа» – это точно не про Коканд.

 

Коканд. Войско хана перед дворцом. Из архива старых фотографий ▼ 

 

Коканд ▼

 

Коканд. Улица ▼

 

Пожалуй, можно вспомнить лишь Умар-хана (он правил с 1809 по 1822 год). Тогда Кокандское ханство ненадолго успокоилось и расцвело в культурном смысле. Но ключевое слово здесь – ненадолго.

В период правления Умар-хана Кокандское ханство превратилось в центр литературы, искусства и науки. Объяснение было простое. Кумиром Умар-хана был Тимур (Тамерлан) и хан очень желал походить на него. Он мечтал сделать из Кокандского ханства великую империю, подобную империи Тимура. При дворе хана были собраны лучшие поэты, художники и каллиграфы. Начали активно строиться медресе. В Коканде в то время проживало более семидесяти поэтов. Для того времени это очень большая цифра.

Умар-хан тоже писал стихи под литературным псевдонимом Амири. К сожалению, правление Умар-хана продлилось не так долго. Он умер в молодом возрасте. Ему было всего 35 лет. И дальше всё вернулось на круги своя.

Что до внешней политики, то Коканд постоянно находился в состоянии войны со своими соседями. Эта бесконечная война с Бухарой за приграничные земли стала частью жизни кокандцев. И бухарцев, конечно, тоже. Нескончаемые войны ослабляли оба ханства экономически и духовно. И этому не было конца.

Кокандские купцы старались вести свои караваны через Хиву и Бухару, где и запасались подложными документами. Если попадались на обмане, то платили штраф. Но, по большей части, выкручивались.

Про форт №1 (Казалинск) рассказывали следующую интересную историю. Причём связана она была с любопытными поворотами в дипломатических отношениях между странами, вошедшими в орбиту «Большой игры».

Долгое время в форте №1 находился странный для этой местности обитатель – слон, вызывавший недоумение у проезжавших мимо путешественников, чиновников, купцов и кочевников. Откуда он здесь взялся? Это первый вопрос, который задавали люди, посетившие форт.

А история такая. Этот слон был родом из Индии. Первоначально его подарили англичане кашмирскому* магарадже. Причём подарили вместе с индусом, в обязанности которого входило следить и ухаживать за слоном.

(* Кашмирское княжество находилось между Афганистаном и Индией, англичане также имели виды на него и, в конце концов, развязав войну, включили его в свой протекторат в 1857 году.)

Затем кашмирский правитель подарил слона вместе с индусом афганскому эмиру Дост Мухаммеду. Слон и вожатый-индус задержались в Афганистане недолго. Дост Мухаммед отправил их в подарок Бухарскому эмиру. А тот через некоторое время презентовал слона русскому царю. Вместе с индусом, разумеется. Но на полпути в Россию слона «тормознули». Отношения России и Бухары резко испортились. Бухарский эмир даже пригрозил войной России. Именно тогда, если вы помните, все караванщики вдруг стали предъявлять хивинские документы на русской таможне, чтобы не осложнять себе жизнь. Хотя до этого, все они почему-то были поголовно бухарцами.

В общем, подарок Бухарского эмира русский царь не принял. И слон с индусом «застрял» в Казалинске (форте №1).

Когда индуса спрашивали, чей он подданный, тот отвечал, что сначала был английским подданным, потом афганским, затем бухарским, а теперь он подданный «Белого Царя».

Слон вместе со своим вожатым-индусом стал главной достопримечательностью форта. Животное кормили, содержали в хороших условиях, специально построили сарай из сырцового кирпича, даже сделали печку, чтобы слон не мёрз зимой. Правда, начальник гарнизона жаловался, что у слона отменный аппетит и пожирает он пищи ежедневно на четыре целковых.

Вернулся ли слон в Бухару, история умалчивает. Более подробных сведений об этом эпизоде из жизни форта №1 я не нашла. Однако с полной определённостью можно сказать, что слон вместе с индусом не появился в царской резиденции Санкт-Петербурга. Иначе об этом обязательно написали бы в газетах. Думаю, слона переправили обратно бухарскому эмиру. Накладно содержать такое большое прожорливое животное.

Про слонов русские летописи рассказывают много удивительных историй. Испокон веку восточные цари дарили русским царям слонов. По большей части такие подарки делали персидские владыки, так как с Персией (Ираном) у России всегда были очень тесные контакты, в отличие от стран Средней Азии, куда наши дипломаты не доезжали. Либо их убивали по дороге, либо коварные хивинцы и кокандцы заманивали в ловушку и там обезглавливали или брали в рабство. Никаких нормальных дипломатических отношений со странами Средней Азии мы не имели вплоть до 19 века. А персы баловали русских царей такими вот восточными подарками.

Если ссылаться на летописи, то первый слон в России появился при Иване Грозном. Это был подарок персидского царя. Возможно, и до этого слоны бывали у нас, но письменных свидетельств нет. Так вот. Эта история печальна и рассказывают её в двух вариантах.

Первый. Слон после долгого и утомительного путешествия прибыл ко двору Ивана Грозного вместе с арапом-погонщиком. Животное настолько устало в дороге, что рухнуло прямо у ног царя. Иван Грозный это расценил как поклонение. Мол, даже огромный слон и тот пал к ногам царя. Царь назначил животному содержание и планировал использовать для потех. Кормили слона репой и морковью.

Прошло совсем немного времени и царь приказал привести животное на праздник. Вместо того, чтобы упасть к ногам царя, как раньше, слон стоял и просто смотрел. Погонщик-арап прикладывал неимоверные усилия, чтобы поставить животное на колени, но всё было бесполезно. Когда слону надоел весь этот цирк, он, подняв хобот, издал пронзительный звук и громко выдохнул, да так, что с царя свалилась шапка.

Понятное дело, что Иван Грозный разгневался. Сослал слона в Городец вместе с погонщиком-арапом. Жили они в сарае со скромным питанием. Вскоре арап умер, то ли от холода, то ли от тоски. Его похоронили. Слон улёгся на его могилу и не захотел вставать. В конечном итоге, животное приказали убить, а бивни отрезать и отправить царю. Вот такая печальная история. Это один вариант. А второй гораздо прозаичнее. Когда в Московию прибыл слон, то погонщику приказано было поставить слона на колени перед царём. Тот, как не пытался, сделать этого не смог. Тогда Иван Грозный приказал убить и слона, и погонщика. Какая версия правдивая, мы теперь никогда не узнаем.

Больше персидский царь не дарил Ивану Грозному слонов.

Дальше, долгие годы летопись не упоминает подобные подарки. И про слонов нет ни строчки. Бум на слонов начался с Петра I. Царь, как известно любил всякую диковинку, поручал своим людям привозить из разных стран редких животных. Не отказывался и от слонов. Петру I персидский царь их неоднократно презентовал.

Любительницей слонов была и Анна Иоановна. У неё был целый зоопарк этих животных. Их привозили из Индии. В Петербургских «Ведомостях» от 1741 года писали:

«Вскоре после прибытия слоны начали буйствовать, осердясь между собой о самках, и некоторые даже сорвались и ушли. Так, например, один прошёл через сад и, изломав деревянную изгородь, прошел на Васильевский остров. Там изломал Сенат и чухонскую деревню».

Водили на прогулку слонов по Манежной площади, там же они и жили в слоновнике. Долгое время к Манежной даже прилепилось название: Слоновая площадь. Эти променады туда-сюда вызывали любопытство у петербуржцев. Многие ехали специально в определённое время, чтобы посмотреть на прогулку слонов. Кстати, и слово «слоняться» пошло именно с того времени.    

Слоны водились и у царя Николая II. Совсем недавно, уже в наше время, были обнаружены фотографии, предположительно из личного альбома Николая II

 

 

При Иване Грозном слона кормили репой и морковкой. А уже с 18 века слоны были частыми гостями как в Санкт-Петербурге, так и в Москве. И кормили их весьма недурно. Во времена Анны Иоановны (у которой слоны водились постоянно) был прописан целый рацион: 1500 пудов тростника, 136 пудов 35 фунтов пшена, 365 пудов муки, 27 пудов 36 фунтов сахара, около 7 фунтов корицы, кардамона, гвоздики, мускатных орехов, 45 пудов соли… Да, ещё для успокоения и хорошего настроения 40 ведёр виноградного вина и 60 ведёр водки. Хотя, конечно, водка и вино, вряд ли доставалась слону, скорее её употребляли для хорошего настроения погонщики и обслуга : )

Данный рацион приведён журналистом и писателем 19 века Михаилом Пыляевым в книге «Старый Петербург». Писатель собирал забавные случаи и даже исторические анекдоты из жизни старого Петербурга и Москвы, печатался в журналах, и слыл писателем интересным. Часто пользовался частными архивами, впоследствии исчезнувшими в пучине революции. Поэтому насчёт правдивости рациона слона думайте сами. На мой взгляд данное описание выглядит достаточно правдоподобно. Такое расточительство было вполне в духе Анны Иоановны.

Ну а казалинский слон, подаренный русскому царю Александру II бухарским эмиром, конечно, такой богатый «стол» не имел. Но питался прилично, на четыре целковых в день, как говорил начальник гарнизона…

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *