Самазванец. Первые главы

У Марии не складывались отношения со старшим сыном царя, Иваном. А жену его, Елену, она и вовсе невзлюбила, при каждом удобном случае жаловалась на неё царю. При встрече с Еленой вела себя нарочито высокомерно, давая понять, что главная среди женщин — она. Иван Грозный и сам не питал тёплых чувств к невестке — та принадлежала к предательскому роду Шереметевых. Но, что дозволено Юпитеру, как известно, не дозволено быку. Поэтому царь не раз упрекал жену за излишнюю подозрительность. К тому же Елена ждала ребёнка. И это было большим событием в семье Рюриковичей, поскольку две предыдущие жены Ивана не смогли родить наследников и были сосланы в монастырь. Ребёнок этот должен был стать продолжателем династии. Ни для кого не было секретом, что именно Ивана царь видел своим преемником. Не младшего же, слабоумного Фёдора, готовить на царство?  Царь хотел быть уверенным, что род Рюриковичей не угаснет.

Однако случилось страшное. И Мария Нагая, хоть и косвенно, но была к этому причастна.

Постоянные жалобы жены на Елену подогревали в царе злость на невестку. Его вспыльчивый нрав был хорошо известен окружающим. Попасть царю под горячую руку, особенно, когда он раздражён, — не приведи Господь! А последнее время раздражался он по любому пустяку. В один из таких дней, когда царь был особенно не в духе, и случилась трагедия. Проходя мимо покоев сына, он увидел беременную невестку в одном исподнем. Возмутившись, он обрушился на Елену с бранью, замахнулся палкой, чтобы поколотить «распутницу». На крик жены прибежал Иван и встал на её защиту. Царь, не терпевший возражений, ещё больше разошёлся: кричал, размахивая посохом, обвиняя сына и невестку во всех смертных грехах. Иван уже не мог молчать — он просто устал от бесконечных придирок отца и решил высказать ему всё, что так долго держал в себе. Завязалась ссора. В пылу гнева царь ударил сына посохом и попал в висок.

Это была случайная смерть. Царь не ожидал такого исхода. Он лишь хотел «поучить» наследника.

Для несчастной Елены гибель мужа стала непосильным испытанием. В тот же день она родила мёртвого ребёнка. Целую неделю после тяжёлых родов она провела в горячке, находясь на волосок от смерти. Её участь была решена — по выздоровлении она была пострижена в монахини.

Иван Грозный в одночасье лишился и сына-наследника и внука. Это была страшная трагедия для него. Несмотря на частые ссоры со старшим сыном он любил царевича. Любил не столько за кровное родство, сколько потому, что видел в нём себя, молодого, такого же решительного, импульсивного, твёрдого характером. Иван был так похож на него! Как же такое могло случиться?! Царь не мог в это поверить! Кому он передаст трон? Младшему слабоумному сыну? Неужели род Рюриковичей на нём и прервётся?

Долгое время царь не находил себе места: ни с кем не разговаривал, по несколько раз на день ходил в церковь, неистово молился, до изнеможения бил земные поклоны, даже запретил называть себя царём — потребовал именовать себя лишь великим князем.

Эти перемены в государе очень беспокоили Марию Нагую. Но более всего её тревожило заметное охлаждение в их отношениях. Иван Грозный не то чтобы чурался молодой жены, но перестал проявлять интерес к ней.

Отец и братья Марии беспрестанно твердили ей о необходимости действовать, любой ценой вернуть любовь царя. Мария и сама это прекрасно понимала. Смерть Ивана и младенца открывала для неё перспективы — расчищала её будущему ребёнку дорогу к трону. Однако ребёнка пока ещё не было и надо было очень постараться, чтобы он появился на свет. Иначе прямая ей дорога в монастырь. Это в лучшем случае. А в худшем… Она не хотела даже думать об этом.

Ей пришлось приложить немало усилий, чтобы осуществить свою мечту. В октябре 1582, спустя почти год после смерти Ивана, Мария родила долгожданного сына Дмитрия.

С рождением сына Мария почувствовала себя увереннее. Мальчик рос хоть и болезненный, но умом светлый, не то что царевич Фёдор.

В народе Фёдора считали блаженным. Уж больно любил он церковную службу, особенно колокола. Бывало заберётся на колокольню и звонит, звонит, будто играется. Даже отец дал ему прозвище «звонарь». Несмотря на тягу к церковным обрядам, всю службу Фёдор отстоять не мог — ох как утомляло его длинное действо. Зато у себя в комнате мог запереться на полдня и истово молиться. Выходил — весь лоб от поклонов красный. Однако благочестие не мешало царевичу наслаждаться кровавыми зрелищами. В этом они с отцом были похожи. Любили такую забаву: возьмут какого-нибудь пленника из темницы, запустят в клетку к голодному медведю и смотрят, как зверь несчастного дерёт, веселятся.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36