Самазванец. Первые главы

В данном случае госпожа История подкинула хронопилотам весьма хитрую головоломку, не оставив ни малейшего шанса избежать прямого участия в событиях.

— Мы пытались разыскать последнего свидетеля, фигурирующего в «Угличском деле», стряпчего по имени Семён Юдин, — докладывал Булаев, — поскольку он лично, а не со слов кого-то видел всё, что происходило на дворе Марии Нагой в день трагедии, и что самое важное — являлся в этом деле лицом незаинтересованным. Мы планировали вступить с ним в контакт, завязать, так сказать, дружеские связи, чтобы после, уже на правах приятелей, расспросить о случившемся…

Булаев и Ветров в подробностях доложили о ходе экспедиции.

Первым делом они отправились на местный базар. Где же, как не на рынке можно было послушать разговоры, осмотреться да и познакомиться с нужными людьми, например, со слугами Марии Нагой, коих на княжеском дворе было множество: приказчики, ключники, повара, дворовые, «верховые», денщики, мастеровые и прочие. Кто-то из них обязательно да встретится на торговой площади.

Поиски почти сразу же увенчались успехом. В рядах, где расположились кузнецы, столяры, сёдельники, шорники и тележных дел мастера, хронопилоты наткнулись на двух крепких бородатых мужичков, о чём-то громко спорящих между собой возле скобяной лавки. Прислушавшись, хронопилоты поняли, что спор вышел из-за дверных ручек и задвижек: то ли красивые и дорогие брать, то ли простые, без излишней вычурности, но добротные и по цене вдвое меньшей. Один всё время твердил, что за такую переплату чересчур прижимистый княжеский приказчик их как пить дать в порошок сотрёт. Другой упирался и убеждал напарника, что в таком деле важна не цена, а внешний вид товара, мол, если вдруг Марии Фёдоровне не понравится выбранное, она выгонит их взашей и скупердяй приказчик им не поможет. Помимо всего прочего, вертя в руках выбранные напарником дверные ручки, он безапелляционно заявлял, что эти ей точно не понравятся, поскольку похожие имеются в приказном доме дьяка Михаила Битяговского. Никто из них не хотел уступать друг другу, и спор уже начал переходить в ссору.

Ветров и Булаев сразу догадались, о какой Марии Фёдоровне идёт речь, и решили использовать шанс. Проявив небывалую заинтересованность, они активно подключились к дебатам, щедро раздавая дельные советы. В конце концов из всех предложенных торговцем дверных ручек они выбрали те, что устроили обе стороны. По ходу дела подобрали задвижки, накладки и прочую скобянку.

Мастера долго благодарили новых знакомых, которые представились новгородскими переписчиками книг. После удачных покупок хронопилоты пригласили мужичков отобедать с ними на постоялом дворе, где они остановились. От дармового обеда мастеровые, разумеется, не отказались.

Под пироги с рыбой, солёные грибы, свежие калачи и лёгкую медовуху разговор завязался открытый и дружелюбный. Михалко Воробей и Андрейка Мясило — так звали мастеровых — трудились у Марии Нагой плотниками. Кое-что надо было бы подновить к лету на княжеском дворе: полы в горнице хозяйского дома перестлать, поставец переделать, в кладовой и сенях двери поменять, а то перекосились после зимы, окно проделать в чулане, ларь починить, скамью в трапезной заменить на новую, резную — сама Мария Фёдоровна узоры придумывала… Дел много, главное, не осрамиться, а то ведь прежних мастеров выгнали — пили много, да портачили: то окно криво вставят, щели с полпальца толщиной (дыры прикрыли наличниками, а зимой хозяйка мёрзла), то шкаф кособокий сколотят. Михалко и Андрей, да ещё трое их помощников-подмастерьев рассчитывали закрепиться на княжеском дворе — работы сейчас днём с огнём не сыщешь.

Булаев и Ветров щедро угощали новых знакомых и ждали, когда они изрядно захмелеют, и уж тогда можно будет без опаски задавать нужные вопросы. Для опытных хронопилотов не составляло труда осторожно выведать про стряпчего княжеского двора.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36