Самазванец. Первые главы

К экспедиции в Углич в 1591 год они готовились больше месяца. ВременнЫе рамки их пребывания в прошлом ограничивались десятью  днями — с 12 по 22 мая (по старому стилю). Сориентироваться на местности и адаптироваться хронопилоты должны были быстро, так как в древний Углич они попадали всего за три дня до трагических событий. Работа требовала максимальной слаженности и результативности. Тесный контакт с местными жителями создавал определённые риски, поэтому в экспедицию должны были отправиться опытные хронопилоты. Кандидатуры Булаева и Ветрова были одобрены всеми службами института, отвечающими за предполётную подготовку.

Командируя хронопилотов в 1591 год, историки рассчитывали получить дополнительную информацию о загадочной смерти царевича Дмитрия. Сохранившийся до наших дней документ под названием «Угличское дело», составленный специальной комиссией, в состав которой входили боярин князь Василий Шуйский, окольничий Андрей Клешнин (родственник Бориса Годунова), думный дьяк Елизар Вылузгин, митрополит Геласий, вызывал много споров у историков. Несмотря на огромное количество свидетельских показаний, картина всё же оставалась неясной.

Некоторые учёные вообще сомневались в достоверности показаний свидетелей и склонялись к тому, что дело было сфальсифицировано, чтобы прикрыть убийство, совершённое по указке Бориса Годунова. Их аргументы сводились к вроде бы простому и очевидному факту: через семь лет после гибели царевича корона досталась Борису Годунову. Приказав убить последнего сына Ивана Грозного, Годунов таким образом расчистил себе дорогу к трону. Что же до расследования, то все показания угличан, свидетельствующих о нечаянной смерти Дмитрия, были добыты под пытками.

У оппонентов были свои козыри. Если бы царь Фёдор, правивший в то время, лежал на смертном одре, то вопрос наследования действительно стоял бы остро и убрать следующего претендента Годунов вполне мог бы, но даже в этом случае очень сомнительно, что он получил бы трон, так как наибольшими правами престолонаследия обладало семейство Романовых. К тому же  царь Фёдор после смерти Дмитрия сидел на троне ещё семь лет, и за этот немалый срок у него вполне могли бы родиться наследники. Спустя год после угличской трагедии его жена Ирина Годунова родила дочь, которая, правда, вскоре умерла.

На это сторонники версии убийства приводили ответные аргументы: Годунов был уверен, что слабый здоровьем Фёдор проживёт недолго и наследником обзавестись не сможет, а младший брат Дмитрий подрастает, тем самым становясь опасным конкурентом, и его дядья Нагие вполне могут совершить переворот. К изложенным рассуждениям добавляли и другую версию, что, мол, Годунов не единственный подозреваемый в убийстве царевича. Убрать Дмитрия могли и сами бояре — никто из них не желал видеть семейство Нагих хозяевами кремлёвских палат.

Так или иначе, доказательства как одной стороны, так и другой, сводились лишь к предположениям. Сфальсифицировано «угличское дело» или нет, так и оставалось предметом горячих споров.

Возвращения хронопилотов историки ждали с большим нетерпением. Булаев и Ветров предоставили подробный письменный отчёт о результатах экспедиции, и это был весьма любопытный документ.

Каюмов никогда не подходил к своим обязанностям формально. Отчёты он внимательно прочитывал, но всегда лично беседовал с хронопилотами, пошагово разбирая ход экспедиции. Любая неординарная ситуация анализировалась детально, просчитывались возможные модели развития ситуации для выбора оптимальной линии поведения. Ведь были случаи, когда хронопилоты неоправданно рисковали своими жизнями, полагаясь лишь на чувства и ощущения. И тогда всё шло кувырком: сценарий экспедиции становился непредсказуемым, а финал зачастую драматичным.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36