Самазванец. Первые главы

Шуйский больше не хотел никого допрашивать.

— Бесполезно всё, — махнул он рукой. — Семён этот наверняка скажет, что слух пошёл от какого-нибудь конюха. А тот перекинет мостик на кухарку — и опять всё сначала. Сколько можно воду в ступе толочь?

Митрополит Геласий развёл руками:

— Что ж поделать. Я, признаться, тоже ни на что путное уже не надеюсь. Однако допросить надо всех. И этого Семёна Юдина тоже.

Когда призвали Юдина, то, к великому удивлению и несказанной радости всех присутствующих дознавателей, выяснилось, что это именно тот свидетель, которого комиссия так упорно желала получить.

В отличие от других допрашиваемых дворовых холопов, Юдин казался сообразительным и рассудительным. Его рассказ был конкретен и чёток:

— В полдень, когда царица Мария Фёдоровна и Андрей Александрович ушли обедать, я стоял в верхних покоях у поставца (невысокий шкаф с полками для посуды) и смотрел в окно на внутренний дворик. Царевич и четверо ребят играли в «тычку». Рядом были постельница Марья Колобова и кормилица Арина Тучкова. Боярыни-мамки Василисы Волоховой не было. В то время пришла очередь Дмитрия бросать «сваю». Вдруг царевич пошатнулся и упал навзничь, стал биться в падучей. Колобова и Тучкова закружились возле него, пытались вырвать из рук «сваю». Ребята сперва ноги держали, а потом стали нянькам помогать.

— Кто-то ещё был во дворе?

— Никого, кроме названных мной людей.

— Может быть, ты не заметил или отвернулся в какой-то момент?

— Нет. Я не отходил от окна и не отворачивался. Всё видел собственными глазами.

— Значит, ты подтверждаешь, что во дворе не было Осипа Волохова?

— Не было.

— И других лиц тоже?

— Да.

— Значит, царевич порезался сам?

— Я не видел, как порезался царевич.

— Но ты же сказал…

— Я сказал, что не видел никого, кроме этих шестерых. Сказал, что царевич упал и бился в падучей и что те шестеро суетились возле него.

Шуйский внимательно смотрел на Юдина. Уж больно осторожен в речах стряпчий, не то что другие свидетели. Умён.

Будто прочитав мысли Шуйского, Юдин ответил:

— Я стоял на втором этаже. Если бы глаза у меня были как у орла, возможно, я бы смог рассказать больше.

— Что было дальше?

— У царевича стала бить кровь из горла. Постельница и кормилица сорвали платки и стали зажимать рану. Петрушка Колобов побежал в палаты, где царица обедала.

— А ты что?

— А я стоял у окна.

— Почему не бросился на помощь?

Юдин долго молчал, а потом, вздохнув, сказал:

— Чем я мог помочь? Да и оторопел я. Люди быстро сбежались. Царица шибко убивалась. Потом схватила полено и стала избивать Волохову. Всю голову ей разбила. Уж думал, что насмерть.

— А когда Волохова появилась?

— Как крики услышала, так и прибежала. Почти вместе с царицей.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36