Самазванец. Первые главы

Слуги Михаила схватили Баусова и потащили в тюрьму. Началась суматоха. Люди перекрикивали друг друга, толкались. Толпа разделилась: кто-то был на стороне братьев Нагих, кто-то на стороне дьяка. Завязалась драка. Битяговский понял, что ещё немного и контроль над толпой будет потерян. Смута захлестнёт разгорячившуюся чернь.

Вместе со своими сторонниками он кинулся прочь с площади.

— За ним! — кричал Михаил Нагой. — Хватайте убийцу!

— Стойте! — кричали защитники. — Не совершайте самосуд!

Но их уже никто не слушал. Крестьяне бросились за Битяговским, потрясая топорами и вилами.

Дьяк с сыном Данилой и подьячими заперлись в приказной избе. Кое-кто из служащих приказа побежал в лес, от греха подальше. Человек двадцать погнались за ними, но тем удалось скрыться в чаще. Это их и спасло.

Разъярённая толпа выбила двери в приказной избе, выволокла Битяговского, его сына, помощников и растерзала их. В ход пошли топоры, вилы, лопаты. Смерь государевых людей была мучительной и страшной.

Затем бросились грабить дьячью канцелярию. Взламывали сундуки, сжигали бумаги. Азарт захлестнул нападавших, когда в одном из сундуков обнаружились деньги. Расталкивая друг друга локтями, нанося удары, они распихивали монеты в шапки и сапоги… Окрылённые нежданной добычей, люди бросились на подворье Битяговского.

Выломав ворота, сбивая друг друга с ног, чернь кинулась к избе. Грабёж уже никто не мог остановить. Люди брали всё, что можно было унести. Ворвавшись в погреба, они вскрывали одну бочку за другой. Сколько могли — пили, остальные бочки кололи и разбивали. Кто поумнее, нагружал телеги бочками и мешками со съестными припасами, выводил с подворья лошадей.

Жену дьяка с двумя дочерьми выволокли во двор, содрали головные уборы и хотели утопить несчастных в бочках с водой.

— Они ведьмы! Ворожили против царевича! Утопить их! Казнить! —возбуждённая чернь жаждала новой крови.

Кто-то выкрикнул:

— Нет! Лучше сожжём их как чернокнижников, на костре, у церкви на княжеском дворе! Пусть все видят! Пусть видит царица Мария, что отомщена!

Толпа безумствовала, потрясая рогатинами и топорами:

— Сжечь! Сжечь! Сжечь!

На подворье нашли и прятавшегося Осипа Волохова. Его тоже потащили к княжеским палатам, чтобы прилюдно предать казни.

Никита Качалов, один из помощников дьяка, не испугавшись, попытался остановить самосуд, встал на защиту Осипа Волохова и жены Битяговского, но получил смертельный удар вилами в живот.

В это время Михаил и Григорий Нагие приказали своим слугам привести городового приказчика Русина Ракова. Тот не хотел идти, прятался дома. Но куда там! Его выволокли силком и, подгоняя рогатиной, привели к Нагим.

— Ты Битяговскому служил, дружбу водил с лиходеем, все его поручения исполнял, — набросился на него Михаил.

Раков молчал, от страха трясясь мелкой дрожью. Он видел, как изуродованные трупы Битяговского, его шестнадцатилетнего сына Данилки, Никиты Качалова и нескольких подьячих чернь тащила к воротам княжеской усадьбы.

— Ведал, что убийце-злоумышленнику служишь?! — выкрикнул Михаил в лицо городовому.

Тот сморщился — от Михаила сильно разило перегаром и селёдкой с чесноком.

— Ведал, спрашиваю?! — ещё громче закричал Михаил.

Раков отрицательно замотал головой, нервно сглотнув слюну.

— Ну что, Раков, теперь царице Марии служить будешь! А откажешься — закончишь свои дни, как твой любезный дьяк. Присягай царице! И крест целуй! — Михаил угрожающе покрутил остриём ножа перед носом Ракова.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36