Самазванец. Первые главы

Андрей Александрович внимательно посмотрел в глаза Марии.

— Что-то не нравится мне твоё смирение. Хочешь, чтобы в угол нас загнали, затравили как диких зверей? Растопчут ногами, а потом и выбросят незаметно. Не-е-т… — протянул он, — против сильного злоумышлять поостерегутся. Не сломить им Нагих!

Мария устало опустилась в кресло и пустым взглядом уставилась в стену. Что им до неё? О славе и власти только пекутся.

Андрей Александрович подошёл к ней и отечески погладил по голове. Он был старше её всего на восемь лет, но по родству приходился дядей. А раз дядя, значит, имеет право давать наставления, поучать и всецело направлять её жизнь.

— А ты, Марьюшка, что-то плохо выглядишь, глаза красные, боишься всего. Тебе бы следовало побольше на людях бывать и царевича в свет выводить, чтоб народ знал своего будущего государя в лицо. Завтра к обедне в церковь его своди, да не в ближний собор, а в тот, что на окраине.

Мария хотела было возразить, что нездоров ещё Дмитрий, но передумала. Лучше не спорить. Однако твёрдо решила: на поводу у дяди и братьев не пойдёт. Сама будет решать, что делать.

Очень кстати появилась Софья и сообщила, что обед уже давно накрыт и повара ждут указаний, скоро ли подносить горячее.

— Пойдём, Андрей, отобедаем, — живо встала с кресла Мария. Её утомил этот неприятный разговор.

В трапезной ароматно пахло свежей зеленью, мясом и пирогами.

У Андрея Александровича был отменный аппетит. Выпив две кружки хмельного мёда и закусив щучьей икрой, пирогами и квашеной капустой, он велел принести горячее. Слуги подали щи, затем поднесли варёное мясо и запечённого осётра.

Мария почти ничего не ела: лишь несколько ложек щей и маленький кусочек пирога с рыбой.

Андрей Александрович наслаждался: прямо руками взял с блюда кусок мяса, обильно посыпал его солью и мелконарезанным чесноком, присыпал укропом, ещё хотел положить хрен, но передумал — многовато остроты. С нескрываемым аппетитом поднёс мясо ко рту… Какой-то шум на улице заставил его вздрогнуть.

— Что там такое? — недовольно пробурчал он и обратился к слуге: — Поди, Данила, глянь.

Опять поднёс мясо ко рту, но так и застыл…

Дверь напротив распахнулась, влетел сын постельницы, десятилетний Петрушка Колобов, с вытаращенными от ужаса глазами. Слуга, стоявший у двери, попытался остановить его, схватив за рубаху, но мальчишка вырвался.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36